ЧИТАЙТЕ НАШУ РАССЫЛКУ
Twitter
Facebook
Youtube
Rss

2017-08-16 | Терроризм

Как «Исламское государство» разрушило жизнь 11 членов одной таджикской семьи


"Я лишь хочу видеть своих внуков", - сказал Шариф Шербеков, сфотографированный в августе у себя дома. Одиннадцать членов его семьи либо присоединились к ИГ, либо попали в тюрьму за попытку присоединиться. [Надин Бахром]

"Я лишь хочу видеть своих внуков", - сказал Шариф Шербеков, сфотографированный в августе у себя дома. Одиннадцать членов его семьи либо присоединились к ИГ, либо попали в тюрьму за попытку присоединиться. [Надин Бахром]

Надин Бахром

ХАТЛОНСКАЯ ОБЛАСТЬ, Таджикистан - Деятельность «Исламского государства» (ИГ) в Сирии и Ираке по-прежнему сильно сказывается на таджикских семьях, находящихся вдали.

С 2015 года 1 114 таджикских граждан присоединились к ИГ, при этом к настоящему моменту около 300 из них были убиты, сообщил в июле Центр стратегических исследований при президенте Таджикистана, сообщает таджикская служба Радио Свобода (РС).

Особенно сильно пострадал 60-летний Шариф Шербеков из района Кабадиян, Хатлонская область. Одиннадцать членов его семьи либо присоединились к ИГ, либо попали в тюрьму за попытку присоединиться.


Гульчехра Салимова, сфотографированная в августе в районе Кабадиян, потеряла связь со своей дочерью и четырьмя внуками после того, как они отправились в Сирию в 2014 году. [Надин Бахром]

Гульчехра Салимова, сфотографированная в августе в районе Кабадиян, потеряла связь со своей дочерью и четырьмя внуками после того, как они отправились в Сирию в 2014 году. [Надин Бахром]

Шербеков живет в районе, известным активностью вербовщиков. По данным правительства Таджикистана, семьдесят три жителя Кабадияна присоединились к ИГ. В округе проживает около 170 000 человек.

Сыновья исчезают, отправляясь участвовать в войнах

Трагедия начала преследовать семью Шербекова в 2014 году, когда все трое его сыновей присоединились к ИГ. Сыновей радикализовали, пока те были рабочими-мигрантами в России.

Сыновья регулярно выезжали за границу для поддержки своих семей, выполняя разную работу мигрантов. Однако Шербеков заметил изменения в своем старшем сыне Асадулло в последний раз, когда сын вернулся в Таджикистан.

"Он начал требовать, чтобы я молился и ходил в мечеть, - сказал Шербеков Каравансараю. - Он не давал мне смотреть телевизор и требовал, чтобы я покупал мясо у мясников с религиозным образованием".

Радикализм распространился на других сыновей, их жен и их мать.

"Моя жена даже выгнала меня из нашего дома", - сказал Шербеков.

В 2013 году Асадулло отправился в Россию с женой и четырьмя детьми. Другие сыновья Шербекова, Исматулло и Рахматулло, последовали этому примеру.

Плохие новости последовали вскоре - в 2014 году Асадулло, его жена и дети, и его два брата отправились в Сирию, чтобы присоединиться к ИГ.

«Восемьдесят процентов молодых [таджиков], которые присоединяются к ИГ вербуют в России [при выполнении работы мигрантов]», - сказал Мирзосафар Сабуров, глава Кабадийского района, офиса Комитета по делам религий правительства.

«Отсутствие образования» и привычка таджикских мигрантов жить вместе позволяют легко их вербовать в массовом порядке, сказал он «Каравансараю».

Больше проблем

Вскоре после прибытия в Сирию Исматулло и Рахматулло начали призывать своих жен - еще в деревне - присоединиться к ним, а жена Шербекова попыталась сопроводить своих двух дочерей и трех внуков в Сирию.

"Тогда был праздник Курбан Байрам в 2015 году, - вспоминает Шербеков. - Я был в гостях, а моя жена, наши невестки и внуки ... убежали и направились на север к границе с Кыргызстаном".

"Если бы я знал, я бы запер их дома и не выпускал", - сказал он.

Три взрослых и трое детей были пойманы на таджикско-кыргызской границе, сообщило 25 сентября 2015 года Министерство внутренних дел Таджикистана.

Поразительно, что их годы рождения варьировались от 1964 года (жена Шербекова) до 2015 года (самый молодой внук), показывая влияние ИГ на три поколения его семьи.

Суд в Душанбе приговорил трех женщин к пяти годам лишения свободы и назначил опеку над тремя детьми их дедушке и бабушке, за исключением Шербекова, чья жена завершает свой тюремный срок.

Шербеков остается верным своей жене и каждые два месяца посещает ее в тюрьме, чтобы принести ей лекарство.

"Больше никто не позаботится о ней, - сказал он. - Мое сердце разбито."

Женская судьба

"Единственное желание моей дочери, скорее всего, было жить рядом с ее мужем», - сказала Каравансараю Умеда Анабекова, мать заключенной жены Рахматулло Шербекова, Дилафруз.

Сейчас она воспитывает трехлетнюю внучку.

"Я благодарю Аллаха, что, несмотря на то, что она находится в тюрьме, она находится в Таджикистане вместо того, чтобы быть под градом бомб в Сирии", - сказала она Каравансараю.

Гульчехра Салимова, мать жены Асадулло Шербекова, Ойши, даже не может повидать внуков. У нее нет информации о дочери и четырех внуках с тех пор, как они исчезли в Сирии в 2014 году, сказала Салимова Каравансараю.

Работа с молодежью и родителями

Чтобы предотвратить больше трагедий, пожирающих семью, чиновники активизировали профилактическую работу.

"Мы проводим профилактические работы каждый месяц в наших деревнях с помощью имам-хатибов и директоров школ, - сказал Сабуров глава Кабадийского района. - Мы ведёт беседы как с молодежью, так и с их родителями".

"С 2016 года мы составили план мероприятий для предотвращения присоединения молодежи к террористическим организациям, - сказала «Каравансараю» Хосият Зарипова, глава Комитета по делам женщин и семьи Кабадийского района. - Мы идем в дома людей и говорим о сущности ислама. Мы ведем беседы с родителями о бдительности ... о поведении [их детей]".

Ее комитет также просит родителей боевиков ИГ обратиться к общественности.

"Очень эффективно, когда родители этих молодых людей повышают осведомленность, - сказала она. - Мы хотим, чтобы таджикская молодежь избегала тех же ошибок и тех же ловушек".

ХАТЛОНСКАЯ ОБЛАСТЬ, Таджикистан - Деятельность «Исламского государства» (ИГ) в Сирии и Ираке по-прежнему сильно сказывается на таджикских семьях, находящихся вдали.

С 2015 года 1 114 таджикских граждан присоединились к ИГ, при этом к настоящему моменту около 300 из них были убиты, сообщил в июле Центр стратегических исследований при президенте Таджикистана, сообщает таджикская служба Радио Свобода (РС).

Особенно сильно пострадал 60-летний Шариф Шербеков из района Кабадиян, Хатлонская область. Одиннадцать членов его семьи либо присоединились к ИГ, либо попали в тюрьму за попытку присоединиться.


Гульчехра Салимова, сфотографированная в августе в районе Кабадиян, потеряла связь со своей дочерью и четырьмя внуками после того, как они отправились в Сирию в 2014 году. [Надин Бахром]

Гульчехра Салимова, сфотографированная в августе в районе Кабадиян, потеряла связь со своей дочерью и четырьмя внуками после того, как они отправились в Сирию в 2014 году. [Надин Бахром]

Шербеков живет в районе, известным активностью вербовщиков. По данным правительства Таджикистана, семьдесят три жителя Кабадияна присоединились к ИГ. В округе проживает около 170 000 человек.

Сыновья исчезают, отправляясь участвовать в войнах

Трагедия начала преследовать семью Шербекова в 2014 году, когда все трое его сыновей присоединились к ИГ. Сыновей радикализовали, пока те были рабочими-мигрантами в России.

Сыновья регулярно выезжали за границу для поддержки своих семей, выполняя разную работу мигрантов. Однако Шербеков заметил изменения в своем старшем сыне Асадулло в последний раз, когда сын вернулся в Таджикистан.

"Он начал требовать, чтобы я молился и ходил в мечеть, - сказал Шербеков Каравансараю. - Он не давал мне смотреть телевизор и требовал, чтобы я покупал мясо у мясников с религиозным образованием".

Радикализм распространился на других сыновей, их жен и их мать.

"Моя жена даже выгнала меня из нашего дома", - сказал Шербеков.

В 2013 году Асадулло отправился в Россию с женой и четырьмя детьми. Другие сыновья Шербекова, Исматулло и Рахматулло, последовали этому примеру.

Плохие новости последовали вскоре - в 2014 году Асадулло, его жена и дети, и его два брата отправились в Сирию, чтобы присоединиться к ИГ.

«Восемьдесят процентов молодых [таджиков], которые присоединяются к ИГ вербуют в России [при выполнении работы мигрантов]», - сказал Мирзосафар Сабуров, глава Кабадийского района, офиса Комитета по делам религий правительства.

«Отсутствие образования» и привычка таджикских мигрантов жить вместе позволяют легко их вербовать в массовом порядке, сказал он «Каравансараю».

Больше проблем

Вскоре после прибытия в Сирию Исматулло и Рахматулло начали призывать своих жен - еще в деревне - присоединиться к ним, а жена Шербекова попыталась сопроводить своих двух дочерей и трех внуков в Сирию.

"Тогда был праздник Курбан Байрам в 2015 году, - вспоминает Шербеков. - Я был в гостях, а моя жена, наши невестки и внуки ... убежали и направились на север к границе с Кыргызстаном".

"Если бы я знал, я бы запер их дома и не выпускал", - сказал он.

Три взрослых и трое детей были пойманы на таджикско-кыргызской границе, сообщило 25 сентября 2015 года Министерство внутренних дел Таджикистана.

Поразительно, что их годы рождения варьировались от 1964 года (жена Шербекова) до 2015 года (самый молодой внук), показывая влияние ИГ на три поколения его семьи.

Суд в Душанбе приговорил трех женщин к пяти годам лишения свободы и назначил опеку над тремя детьми их дедушке и бабушке, за исключением Шербекова, чья жена завершает свой тюремный срок.

Шербеков остается верным своей жене и каждые два месяца посещает ее в тюрьме, чтобы принести ей лекарство.

"Больше никто не позаботится о ней, - сказал он. - Мое сердце разбито."

Женская судьба

"Единственное желание моей дочери, скорее всего, было жить рядом с ее мужем», - сказала Каравансараю Умеда Анабекова, мать заключенной жены Рахматулло Шербекова, Дилафруз.

Сейчас она воспитывает трехлетнюю внучку.

"Я благодарю Аллаха, что, несмотря на то, что она находится в тюрьме, она находится в Таджикистане вместо того, чтобы быть под градом бомб в Сирии", - сказала она Каравансараю.

Гульчехра Салимова, мать жены Асадулло Шербекова, Ойши, даже не может повидать внуков. У нее нет информации о дочери и четырех внуках с тех пор, как они исчезли в Сирии в 2014 году, сказала Салимова Каравансараю.

Работа с молодежью и родителями

Чтобы предотвратить больше трагедий, пожирающих семью, чиновники активизировали профилактическую работу.

"Мы проводим профилактические работы каждый месяц в наших деревнях с помощью имам-хатибов и директоров школ, - сказал Сабуров глава Кабадийского района. - Мы ведёт беседы как с молодежью, так и с их родителями".

"С 2016 года мы составили план мероприятий для предотвращения присоединения молодежи к террористическим организациям, - сказала «Каравансараю» Хосият Зарипова, глава Комитета по делам женщин и семьи Кабадийского района. - Мы идем в дома людей и говорим о сущности ислама. Мы ведем беседы с родителями о бдительности ... о поведении [их детей]".

Ее комитет также просит родителей боевиков ИГ обратиться к общественности.

"Очень эффективно, когда родители этих молодых людей повышают осведомленность, - сказала она. - Мы хотим, чтобы таджикская молодежь избегала тех же ошибок и тех же ловушек".

Вам нравится эта статья?

Ca mobile no 0

Комментарии

* Обязательное для заполнения поле
Captcha