ЧИТАЙТЕ НАШУ РАССЫЛКУ
Twitter
Facebook
Youtube
Rss

2018-04-27 | Безопасность

Активно развивающийся союз России с Ираном разжигает межрелигиозные распри в мусульманском мире


Президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани вместе со своим сопровождением встретились в Тегеране в ноябре 2017 года, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество между двумя странами по вопросам Сирии, Йемена и Афганистана. [Кремль]

Президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани вместе со своим сопровождением встретились в Тегеране в ноябре 2017 года, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество между двумя странами по вопросам Сирии, Йемена и Афганистана. [Кремль]

Редакционная коллегия Salaam Times

КАБУЛ — Все более тесные связи Москвы с Тегераном усугубляют межрелигиозные распри в мусульманском мире и демонстрируют стремление Кремля приобрести влияние, согласуя свою политику с дестабилизирующей деятельностью Ирана.

Режим президента России Владимира Путина в течение многих лет пытается восстановить свою значимость на Ближнем Востоке, в Афганистане, в Центральной Азии и за ее пределами после распада Советского Союза и последующей международной изоляции Российской Федерации.

Недавние события демонстрируют то, что Кремль решил вступить в союз с Ираном. От Афганистана до Сирии и от Йемена до Ирака — поддержка Россией раскольнической и экспансионистской программы Тегерана очевидна.


Иранская военная делегация во главе с министром обороны Амиром Хатеми встречается с российскими офицерами во главе с начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генералом Валерием Герасимовым. Москва, 15 апреля 2018 г. [Министерство обороны Ирана]

Иранская военная делегация во главе с министром обороны Амиром Хатеми встречается с российскими офицерами во главе с начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генералом Валерием Герасимовым. Москва, 15 апреля 2018 г. [Министерство обороны Ирана]


На фото: бойцы поддерживаемой КСИР Афганской дивизии «Фатимиюн» поднимаются на холм в Сирии. При помощи российских военных они ведут борьбу в поддержку режима президента Сирии Башара Асада и сектантских интересов Ирана. [Фото из архива]

На фото: бойцы поддерживаемой КСИР Афганской дивизии «Фатимиюн» поднимаются на холм в Сирии. При помощи российских военных они ведут борьбу в поддержку режима президента Сирии Башара Асада и сектантских интересов Ирана. [Фото из архива]


Российские военные и самолеты на базе «Хмеймим», откуда они поддерживали ополченцев, сражающихся за режим президента Сирии Башара аль-Асада при поддержке Ирана. [Министерство обороны России]

Российские военные и самолеты на базе «Хмеймим», откуда они поддерживали ополченцев, сражающихся за режим президента Сирии Башара аль-Асада при поддержке Ирана. [Министерство обороны России]


За последние несколько лет Россия более десяти раз использовала свое право вето в Совете Безопасности ООН для защиты Ирана и его союзников, в том числе, Сирии и хуситов в Йемене. На фото: постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя. [Постоянное представительство Российской Федерации при Организации Объединенных Наций]

За последние несколько лет Россия более десяти раз использовала свое право вето в Совете Безопасности ООН для защиты Ирана и его союзников, в том числе, Сирии и хуситов в Йемене. На фото: постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя. [Постоянное представительство Российской Федерации при Организации Объединенных Наций]

Однако такие развивающиеся связи привели к разрушительным последствиям для жителей этих регионов.

Пользуясь российской военной мощью и ее постоянным местом в Совете Безопасности ООН, Россия и Иран создали союз, который унес десятки тысяч жизней, сделал миллионы людей беженцами и усугубил сектантскую напряженность в регионах, где обстановка и так уже является неустойчивой и взрывоопасной.

Поддержка «шиитского полумесяца»

Недавнее партнерство России и Ирана, по большей части, началось с общей цели — поддержать режим президента Сирии Башара Асада, который, как и его отец Хафиз до него, уже давно связан с Тегераном и его Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР).

Иран считает Сирию ключевым элементом в укреплении своего сектантского влияния на территории так называемого «шиитского полумесяца» — кольца из стран с шиитским большинством или значительным шиитским меньшинством среди населения на территории от Ирана до Ливана.

В частности, Сирия выступает в качестве сухопутного канала, обеспечивающего проникновение иранских поставок оружия и влияния в соседний Ливан, где Тегеран поддерживает военно-политическую группировку «Хезболла», которая сражается с Израилем — давним врагом Тегерана.

Со своей стороны, Россия уже давно рассматривает Сирию как покупателя своей военной техники и ревниво охраняет доступ к своему единственному средиземноморскому морскому порту в сирийском городе Тартус.

С началом гражданской войны в Сирии Москва увидела возможность беспрепятственно демонстрировать свою военную мощь и влияние в регионе со значительным присутствием сил США.

Общий интерес к защите режима Асада побудил Россию и Иран направить оружие, бойцов и деньги в поддержку сирийских военных спустя почти восемь лет войны.

Эта поддержка, в одной только Сирии, привела к гибели порядка 500 тысяч сирийцев и возникновению миллионов беженцев. Большинство из этих смертей и перемещений пришлось на долю суннитского большинства — тех, кто выступает против сектантской повестки дня Асада и Ирана.

С тех пор союз между Россией и Ираном укрепился в целях поддержки сектантской повестки дня и стремлений Ирана.

Усугубляющаяся изоляция России на международной арене, вызванная ее вмешательством в выборы за рубежом, вторжением на территорию соседних стран и поддержкой автократических режимов, вынудила ее искать союзников, находящихся в таком же затруднительном положении на международной арене, в данном случае — Иран.

Россия и Иран уже давно используют предлог «борьбы с терроризмом», чтобы скрыть свои сектантские цели и стремление к экспансии.

Две страны часто приравнивают сирийскую оппозицию — граждан, борющихся за свободу от диктатора, который травит газом свой народ — к «Исламскому государству» (ИГ) и другим экстремистским группировкам.

Россия и Иран, похоже, более чем когда-либо прикрываются ложным предлогом борьбы с терроризмом и своим союзничеством.

Россия использует право вето в ООН для защиты интересов Ирана

Помимо сотрудничества в области вооруженных сил и разведывательной деятельности, Россия неоднократно использовала свое право вето для блокирования резолюций Совета Безопасности ООН, направленных против Ирана и его союзников.

Помимо более десятка вето, которые Россия использовала для защиты сирийского режима — в том числе, 10 апреля, когда она заблокировала резолюцию, осуждающую использование режимом химического оружия против своих же граждан — Кремль оградил Иран от наказания за его участие в войне в Йемене.

26 февраля Россия сорвала резолюцию Совета Безопасности ООН, которая должна была оказать давление на Иран в связи с незаконным использованием иранских ракет шиитскими повстанцами-хуситами в Йемене.

Резолюция, которая в противном случае была бы с легкостью принята 15 государствами-членами совета, должна была возобновить истекающее эмбарго ООН на поставки оружия хуситам, пользующимся поддержкой Тегерана, и мандат группы экспертов, установивших факт его нарушения Ираном.

Вместо этого Совет Безопасности был вынужден принять разработанную Россией резолюцию, которая возобновила эмбарго на поставки оружия и мандат, однако без упоминания об иранском оружии в Йемене.

«Двойная игра» в Афганистане

Россия также объединилась с Ираном в Афганистане, где по иронии судьбы они используют суннитскую экстремистскую группировку для исполнения своих распоряжений.

Существует множество свидетельств того, что обе страны предоставляют оружие, деньги и подготовку боевикам «Талибана», которые стремятся свергнуть поддерживаемое Западом правительство в Кабуле.

Россия и российские СМИ были уличены в нагнетании сектантской и этнической напряженности в попытке дестабилизировать афганское правительство и распространении ложных новостей по всей стране.

После упорных опровержений в течение нескольких лет посол Ирана в Афганистане Мохаммад Реза Бахрами признал в декабре 2016 года, что Иран имеет связи с «Талибаном».

Это признание указывает на предательскую двойную игру, проводимую Ираном: он отправляет деньги, оружие и солдат в Сирию и Ирак, заявляя о борьбе с «ваххабитским терроризмом», но в то же время помогает в Афганистане «Талибану» — движению, которому он теоретически противостоит.

Согласно сообщениям в СМИ, еще в 2007 году афганские официальные лица отметили, что границу Афганистана из Ирана пересекают конвои с оружием для талибов.

С недавнего времени боевиков «Талибана» стали все чаще уличать в использовании оружия российского и иранского производства.

Несмотря на утверждения России о поддержке повстанцев движения «Талибан» в Афганистане для борьбы с ИГ, афганские представители заявляют о том, что Кремль подрывает усилия Афганистана по укреплению безопасности и борьбе с терроризмом.

КАБУЛ — Все более тесные связи Москвы с Тегераном усугубляют межрелигиозные распри в мусульманском мире и демонстрируют стремление Кремля приобрести влияние, согласуя свою политику с дестабилизирующей деятельностью Ирана.

Режим президента России Владимира Путина в течение многих лет пытается восстановить свою значимость на Ближнем Востоке, в Афганистане, в Центральной Азии и за ее пределами после распада Советского Союза и последующей международной изоляции Российской Федерации.

Недавние события демонстрируют то, что Кремль решил вступить в союз с Ираном. От Афганистана до Сирии и от Йемена до Ирака — поддержка Россией раскольнической и экспансионистской программы Тегерана очевидна.


Иранская военная делегация во главе с министром обороны Амиром Хатеми встречается с российскими офицерами во главе с начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генералом Валерием Герасимовым. Москва, 15 апреля 2018 г. [Министерство обороны Ирана]

Иранская военная делегация во главе с министром обороны Амиром Хатеми встречается с российскими офицерами во главе с начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генералом Валерием Герасимовым. Москва, 15 апреля 2018 г. [Министерство обороны Ирана]


На фото: бойцы поддерживаемой КСИР Афганской дивизии «Фатимиюн» поднимаются на холм в Сирии. При помощи российских военных они ведут борьбу в поддержку режима президента Сирии Башара Асада и сектантских интересов Ирана. [Фото из архива]

На фото: бойцы поддерживаемой КСИР Афганской дивизии «Фатимиюн» поднимаются на холм в Сирии. При помощи российских военных они ведут борьбу в поддержку режима президента Сирии Башара Асада и сектантских интересов Ирана. [Фото из архива]


Российские военные и самолеты на базе «Хмеймим», откуда они поддерживали ополченцев, сражающихся за режим президента Сирии Башара аль-Асада при поддержке Ирана. [Министерство обороны России]

Российские военные и самолеты на базе «Хмеймим», откуда они поддерживали ополченцев, сражающихся за режим президента Сирии Башара аль-Асада при поддержке Ирана. [Министерство обороны России]


За последние несколько лет Россия более десяти раз использовала свое право вето в Совете Безопасности ООН для защиты Ирана и его союзников, в том числе, Сирии и хуситов в Йемене. На фото: постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя. [Постоянное представительство Российской Федерации при Организации Объединенных Наций]

За последние несколько лет Россия более десяти раз использовала свое право вето в Совете Безопасности ООН для защиты Ирана и его союзников, в том числе, Сирии и хуситов в Йемене. На фото: постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя. [Постоянное представительство Российской Федерации при Организации Объединенных Наций]

Однако такие развивающиеся связи привели к разрушительным последствиям для жителей этих регионов.

Пользуясь российской военной мощью и ее постоянным местом в Совете Безопасности ООН, Россия и Иран создали союз, который унес десятки тысяч жизней, сделал миллионы людей беженцами и усугубил сектантскую напряженность в регионах, где обстановка и так уже является неустойчивой и взрывоопасной.

Поддержка «шиитского полумесяца»

Недавнее партнерство России и Ирана, по большей части, началось с общей цели — поддержать режим президента Сирии Башара Асада, который, как и его отец Хафиз до него, уже давно связан с Тегераном и его Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР).

Иран считает Сирию ключевым элементом в укреплении своего сектантского влияния на территории так называемого «шиитского полумесяца» — кольца из стран с шиитским большинством или значительным шиитским меньшинством среди населения на территории от Ирана до Ливана.

В частности, Сирия выступает в качестве сухопутного канала, обеспечивающего проникновение иранских поставок оружия и влияния в соседний Ливан, где Тегеран поддерживает военно-политическую группировку «Хезболла», которая сражается с Израилем — давним врагом Тегерана.

Со своей стороны, Россия уже давно рассматривает Сирию как покупателя своей военной техники и ревниво охраняет доступ к своему единственному средиземноморскому морскому порту в сирийском городе Тартус.

С началом гражданской войны в Сирии Москва увидела возможность беспрепятственно демонстрировать свою военную мощь и влияние в регионе со значительным присутствием сил США.

Общий интерес к защите режима Асада побудил Россию и Иран направить оружие, бойцов и деньги в поддержку сирийских военных спустя почти восемь лет войны.

Эта поддержка, в одной только Сирии, привела к гибели порядка 500 тысяч сирийцев и возникновению миллионов беженцев. Большинство из этих смертей и перемещений пришлось на долю суннитского большинства — тех, кто выступает против сектантской повестки дня Асада и Ирана.

С тех пор союз между Россией и Ираном укрепился в целях поддержки сектантской повестки дня и стремлений Ирана.

Усугубляющаяся изоляция России на международной арене, вызванная ее вмешательством в выборы за рубежом, вторжением на территорию соседних стран и поддержкой автократических режимов, вынудила ее искать союзников, находящихся в таком же затруднительном положении на международной арене, в данном случае — Иран.

Россия и Иран уже давно используют предлог «борьбы с терроризмом», чтобы скрыть свои сектантские цели и стремление к экспансии.

Две страны часто приравнивают сирийскую оппозицию — граждан, борющихся за свободу от диктатора, который травит газом свой народ — к «Исламскому государству» (ИГ) и другим экстремистским группировкам.

Россия и Иран, похоже, более чем когда-либо прикрываются ложным предлогом борьбы с терроризмом и своим союзничеством.

Россия использует право вето в ООН для защиты интересов Ирана

Помимо сотрудничества в области вооруженных сил и разведывательной деятельности, Россия неоднократно использовала свое право вето для блокирования резолюций Совета Безопасности ООН, направленных против Ирана и его союзников.

Помимо более десятка вето, которые Россия использовала для защиты сирийского режима — в том числе, 10 апреля, когда она заблокировала резолюцию, осуждающую использование режимом химического оружия против своих же граждан — Кремль оградил Иран от наказания за его участие в войне в Йемене.

26 февраля Россия сорвала резолюцию Совета Безопасности ООН, которая должна была оказать давление на Иран в связи с незаконным использованием иранских ракет шиитскими повстанцами-хуситами в Йемене.

Резолюция, которая в противном случае была бы с легкостью принята 15 государствами-членами совета, должна была возобновить истекающее эмбарго ООН на поставки оружия хуситам, пользующимся поддержкой Тегерана, и мандат группы экспертов, установивших факт его нарушения Ираном.

Вместо этого Совет Безопасности был вынужден принять разработанную Россией резолюцию, которая возобновила эмбарго на поставки оружия и мандат, однако без упоминания об иранском оружии в Йемене.

«Двойная игра» в Афганистане

Россия также объединилась с Ираном в Афганистане, где по иронии судьбы они используют суннитскую экстремистскую группировку для исполнения своих распоряжений.

Существует множество свидетельств того, что обе страны предоставляют оружие, деньги и подготовку боевикам «Талибана», которые стремятся свергнуть поддерживаемое Западом правительство в Кабуле.

Россия и российские СМИ были уличены в нагнетании сектантской и этнической напряженности в попытке дестабилизировать афганское правительство и распространении ложных новостей по всей стране.

После упорных опровержений в течение нескольких лет посол Ирана в Афганистане Мохаммад Реза Бахрами признал в декабре 2016 года, что Иран имеет связи с «Талибаном».

Это признание указывает на предательскую двойную игру, проводимую Ираном: он отправляет деньги, оружие и солдат в Сирию и Ирак, заявляя о борьбе с «ваххабитским терроризмом», но в то же время помогает в Афганистане «Талибану» — движению, которому он теоретически противостоит.

Согласно сообщениям в СМИ, еще в 2007 году афганские официальные лица отметили, что границу Афганистана из Ирана пересекают конвои с оружием для талибов.

С недавнего времени боевиков «Талибана» стали все чаще уличать в использовании оружия российского и иранского производства.

Несмотря на утверждения России о поддержке повстанцев движения «Талибан» в Афганистане для борьбы с ИГ, афганские представители заявляют о том, что Кремль подрывает усилия Афганистана по укреплению безопасности и борьбе с терроризмом.

Вам нравится эта статья?

Ca mobile no 30

Комментарии

* Обязательное для заполнения поле
Captcha

1 Комментарии

Эркин | 04/29/2018

Откровенная, явная демагогия