https://central.asia-news.com/ru/articles/cnmi_ca/features/2020/02/04/feature-02
| Безопасность

Официальные источники: Узбекистан завершил разминирование своей границы с Таджикистаном

Негматулло Мирсаидов

image

Крестьяне муниципалитета (джамоата) Хонобод Исфаринского района обрадовались, услышав весть о разминировании границы узбекскими военными, но по прежнему опасаются, перемещенные оползнями мины могли попасть с территории Узбекистана в Таджикстан. [Негматулло Мирсаидов]

ДУШАНБЕ -- Согласно сообщениям официальных лиц, Узбекистан завершил разминирование границы с Таджикистаном. Это положило конец находившимся на границе в течение десятилетий минным заграждениям против боевиков.

Несмотря на то, что ни одна из стран не делала официальных заявлений по поводу программы разминирования территории, ряд источников в Таджикистане утверждает, что эти работы были завершены.

«Мы еще официального уведомления об этом не получали, но поскольку мины были установлены только узбекскими военными, они знали точно, какую территорию предстояло очищать», — сказал заведующий административно-правовым отделом согдийской областной администрации Темур Туйчизода.

Доверие к Узбекистану

«Установившийся между руководством двух стран высокий уровень доверия позволяет нам верить ... что эта работа сделана в срок и добросовестно», — добавил он.

image

Таджикско-узбекская граница, пункт перехода Патар-Андархон между двумя странами. [Негматулло Мирсаидов]

image

Чахонгир Ибрагимов со своим племянником, сыном сестры, в январе 2020 г. Чахонгир и Зарина потеряли родителей от первого минного взрыва в окрестностях села Зархок в 2010 году. [Негматулло Мирсаидов]

Следуя договоренностям, достигнутым в ходе визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в марте 2018 года в Душанбе, Узбекистан завершил разминирование границы с Таджикистаном, сообщило 3 января ИА «Азия Плюс» со ссылкой на источник в силовых структурах.

Глава комитета по правопорядку, обороне и безопасности нижней палаты парламента РТ Джурахон Маджидзода также выразил уверенность в том, что работы по разминированию была завершены.

«Эта работа должна была быть завершена по договоренности сторон к концу 2019 года, но мы ждем официального по этому поводу заявления», — сказал он.

Узбекские солдаты установили противопехотные мины на границе в 2000-2001 годах после попыток прорыва в Узбекистан боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ) через территорию Таджикистана и Кыргызстана.

Серия терактов в Ташкенте также серьезно встревожила тогдашнее узбекское руководство и вызвало недоверие к соседям.

Тогда в качестве мер противостояния возможным вылазкам боевиков были заминированы территории на границе с Исфаринским, Канибадамским, Аштским, Матчинским, Зафарабадским, Шахристанским, Пенджикентским районами в Согдийской области Таджикистана.

Позже мины также были установлены на границе с некоторыми другими районами юга Таджикистана.

Жертвы среди населения

Однако, как показывает статистика, минные заграждения оказались не настолько эффективными против боевиков, как предполагало прежнее руководство Узбекистана. За почти два десятилетия не было зафиксировано ни одного случая подрыва боевика на мине.

«Гибли только мирные граждане и скот — как на этой, так и на другой стороне», — сказал таджикский эксперт, житель города Канибадам Зайнуддин Орифи, ведший собственную статистику жертв противопехотных мин.

Первый минный взрыв на таджикско-узбекской границе согласно данным Общества Красного Полумесяца Таджикистана прогремел 29 августа 2000 года и унес жизни четверых мирных граждан – двух женщин и двоих детей. Еще двое граждан Таджикистана получили осколочные ранения.

Все они были жителями села Кизилпилол Исфаринского района.

История всех жертв противопехотных мин на границе с Узбекистаном примерно одинакова. Простые, нуждающиеся люди выходили в окрестные степные массивы собирать хворост или пасти скот.

В мае 2001 года жители поселка Равот Канибадамского района супруги Бахром и Савриниссо Умаровы приняли коробку шелкопряда от местного дехканского хозяйства и рассчитывали за счет доходов от полученных коконов пополнить семейный бюджет.

Они вышли в окрестности своего села, чтобы собрать сухие прутья для изготовления веников для завивки коконов. Оказавшись на узбекской территории, они подорвались на мине.

О случившейся трагедии первым узнал их зять, муж сестры Бахрома Умарова Уктам Кузиев. Поступила информация, что Бахром погиб на месте, а его жена Савриниссо была живой, когда ее узбекские пограничники увезли в Бешарыкскую районную больницу. Однако на следующий день она скончалась.

«Я поехал в Коканд, чтобы в морге забрать тело шурина. Когда возвращался в Канибадам, мне сообщили, что врачам не удалось спасти и Савриниссо. Так я привез домой вместо одного два тела», — рассказал председатель махаллинского совета села Равот Уктам Кузиев.

Жительница села Зархок Исфаринского района, тогдашний председатель сельсовета Лола Парпиева, рассказала другую схожую историю, которая произошла лет 10 назад.

По ее словам, минный взрыв в конце 2010 года произошел совсем близко от населенного пункта. Погибли муж и жена Ойбек Ибрагимов и Зарифа Каримова, вышедшие на заготовку дров в окрестности своего села.

Двое детей — десятилетняя Зарина и шестилетний Джахонгир — остались на попечении бабушки и дедушки.

Как в Таджикистане, так и в Узбекистане люди надеются, что эти печальные страницы в истории двух государств навсегда будут закрыты, говорит Орифи, таджикский аналитик из города Канибадам.

«Мы надеемся, что Узбекистан, взявший курс на развитие реформ, дружбы и сотрудничества со своими соседями из региона Центральной Азии, в ближайшем будущем тоже подпишет Оттавскую Конвенцию о запрете противопехотных мин, и от их разрывов больше никто не будет погибать в наших странах», — добавил он.

По данным Национального центра Таджикистана по минным вопросам, за последние двадцать лет от взрыва противопехотных мин в Таджикистане погибло 376 человек, еще 485 человек получили серьезные увечья.

А на подрыве противопехотных мин на границе с Узбекистаном погибло 78 человек и более 160 получили увечья или стали калеками.

По неофициальным данным, в самом Узбекистане также погибли или пострадали от минных взрывов более 150 человек.

Сохраняющаяся опасность

Специалисты по минному делу предупреждают, что сообщение о разминировании еще не означает полную безопасность территорий, прилегающих к границе. Особую опасность представляют горные склоны и овраги, омываемые дождями и селевыми потоками.

Как сообщили таджикские пограничники, охраняющие таджикско-узбекскую границу вблизи поселка Нефтеабад (Исфаринский район), в мае 2019 года вновь раздался минный взрыв в непосредственной близости от кишлака Зархок. По счастливой случайности, никто не пострадал.

«Дело в том, что летом, когда шли проливные дожди, со склона горы селевой поток обрушил на участок массу горной породы и щебня. И несколько мин оказались на участке. Затем пришли саперы и обезвредили остальные», — рассказал сержант погранвойск Абубакр Миров.

Сотрудники международных организаций призывают сохранять бдительность.

«Закопанные в почву мины могут менять свое место в зависимости от рельефа местности и природных явлений, потому нельзя спешить объявлять безопасными участки, где ранее происходили минные взрывы, и снимать таблички и указатели», — говорит Улмас Давлатов, руководитель проекта Таджикского Общества Красного Полумесяца «Уведомление населения о минной опасности».

Население приграничных с Узбекистаном районов, где в период с 2000 по 2011 год часто происходили минные взрывы, давно уже перестало заготавливать дрова и пасти скот вдоль границы. С большой осторожностью работают и садоводы при освоении новых земель.

У жителя поселка Навгилем Рузибоя Рахимова большая семья. Он решил освоить земельный участок на склоне холма близ села Хонобод.

Рахимов заручился поддержкой местных властей, освоил два гектара безжизненной степи — произвел планировку, провел с помощью насосов воду и посадил деревья, которые уже начали плодоносить. Получив первый урожай абрикосов и персиков, он решил посадить и виноград.

С этой целью взялся за планировку нового участка, но, зная о том, что поблизости были случаи подрыва на минах, работает с опаской.

«Мы знаем, что на нашем участке нет мин, но опасаемся того, не притащат ли их с узбекской территории дожди. Теперь, узнав о разминировании Узбекистаном своей территории, мы можем чувствовать себя более спокойно», — говорит таджикский фермер Рахимов.

Вам нравится эта статья?

0
Комментарии 0
Правила оставления комментариев
Введите защитный код *