https://central.asia-news.com/ru/articles/cnmi_ca/features/2020/05/14/feature-02
| Безопасность

Происшествие с человеческими жертвами в Оманском заливе показало непрофессионализм иранских военных

Каравансарай

image

Военный самолет доставляет тела жертв происшествия на корабле «Конарак». Военный аэродром, Иран, 12 мая. [Министерство обороны Ирана]

ТЕГЕРАН -- Ошибка, которая привела к огню по своим и гибели 19 иранских военных моряков в Оманском заливе, стала очередным симптомом ключевых недостатков, продолжающих терзать иранский режим и его силы безопасности: неверно расставленные приоритеты и отсутствие профессионализма.

Крейсер «Джамаран» ВМФ Ирана выпустил ракету по иранскому судну обеспечения «Конарак» во время морских учений 10 мая вблизи Бандаре-Джаск (южное побережье Ирана). Жертвами ошибки стали 19 моряков, 15 человек получили ранения, признало командование иранского ВМФ в понедельник (11 мая).

«Ракета попала в судно после того, как оно доставило учебную цель в положенную зону, но не отошло от цели на безопасное расстояние», — сообщило на своем сайте государственное телевидение.

«Конарак» отбуксировали к берегу для проведения «технической экспертизы», говорится в заявлении военных. Пока больше информации не обнародовано, они призвали общественность «избегать домыслов».

image

Иранские женщины оплакивают родных и любимых, погибших в результате происшествия на корабле «Конарак». Военный аэродром, Иран, 12 мая. [Министерство обороны Ирана]

image

На кадре из видеоматериала показаны последствия инцидента в Оманском заливе 10 мая. Жертвами происшествия стали 19 моряков, 15 человек получили ранения. [Jam-e-Jam Daily]

Ресурс Jam-e-Jam Daily опубликовал видео, объяснив, что на кадрах виден частично затопленный и дымящийся «Конарак» в момент буксирования.

Гибельные последствия

«Инцидент» 10 мая стал уже вторым в этом году, когда иранские войска стреляют ракетами по ошибочной цели. Платой за эти ошибки становятся жизни людей.

8 января иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) ракетным ударом сбил пассажирский самолет «Международных авиалиний Украины». Погибли все, кто находился на борту — 176 пассажиров и членов экипажа, в том числе 146 иранцев.

Тегеран отрицал вину три дня, но затем признал факт уничтожения самолета, объяснив трагедию «человеческим фактором» и назвав инцидент «катастрофической ошибкой».

После инцидента на море Тегеран до сих пор не предоставил объяснения, заявив только, что «Конарак» «попал в происшествие, и ряд военных моряков погибли мученической смертью».

«Эксперты ведут расследование инцидента», — подчеркнули в ВМФ Ирана.

Либо офицер, отвечающий за пуск ракеты, выстрелил слишком рано, а «Конарак» еще не успел выйти из зоны поражения, либо система наведения ракеты распознала «Конарак» как более крупную цель и непосредственную угрозу, объяснили военные специалисты газете The New York Times.

«В очередной раз недостаточная открытость в информировании общественности вызывает в памяти горькие воспоминания о сбитом украинском самолете», — написал в Инстаграме 11 мая иранский теолог и бывший вице-президент Мохаммад-Али Абтахи.

Неверные приоритеты

Две ошибки, повлекшие за собой массовые человеческие жертвы на протяжении всего нескольких месяцев, ставят под вопрос эффективность военной стратегии Тегерана и подготовку вооруженных сил страны, отмечают эксперты.

«Вместо того, чтобы сосредоточиться на подготовке боеспособной армии, готовой защитить иранское государство, режим занимается действиями вооруженных группировок, беспилотниками и разработкой баллистических и крылатых ракет», — сказал в интервью Arab News Теодор Карасик, старший советник компании Gulf State Analytics в Вашингтоне.

Последняя ошибка лежит «за гранью небрежности» и демонстрирует отсутствие у иранской стороны военного опыта и нехватку профессионализма, убежден Афшон Остовар, старший преподаватель национальной безопасности в Военно-морской школе послевузовского профессионального образования в Монтерее, Калифорния.

«Это было либо недопониманием, либо кто-то абсолютно не соблюдал протокол. Возможно, комбинация того и другого», — сказал он в интервью The New York Times.

«Какими бы мощными ни считали себя [иранские вооруженные силы], они продолжают совершать фундаментальные ошибки, которые очень дорого обходятся», — полагает он.

«У иранских вооруженных сил есть систематическая проблема с координацией действий в командовании и контроле, будь то ПВО или военные действия на море, будь то стражи революции или армия», — отметил в беседе с The New York Times Фарзин Надими, эксперт по военно-морским операциям Ирана в Персидском заливе, работающий в вашингтонском Институте ближневосточной политики.

Опора на ставленников

Иран располагает крупнейшими вооруженными силами на Ближнем Востоке — 523 000 военнослужащих и 350 000 резервистов. Это делает иранскую армию восьмой в мире по числу служащих.

Однако стареющая техника, международные санкции и ограничения на импорт вооружения, — а теперь еще и эти два крупных инцидента, повлекшие большие человеческие жертвы, — указывают на то, что иранские военные не готовы к прямому участию в боевых действиях, считают эксперты.

В сравнении с расходами главных противников, траты Тегерана на военные нужды ничтожны — каких-то 13 миллиардов долларов в 2018 г. Саудовская Аравия потратила на эти же цели 70 миллиардов долларов, а военный бюджет США составил 700 миллиардов. Кроме того, у Ирана мало союзников.

«У Ирана неплохие отношения с Россией и Китаем, но нет непоколебимых, мощных союзников. Как у одной из самых изолированных стран мира, у нее большого числа союзников нет вообще», — отметил 4 января The Atlantic.

Поэтому Тегеран избрал стратегию ассиметричных военных действий, используя в своих интересах третьи силы по всему региону.

Например, в Сирии поддерживаемая КСИР дивизия «Фатимиюн» и бригада ополченцев «Зайнабиюн», укомплектованные афганцами и пакистанцами, помогают режиму президента Башара Асада.

В Ливане интересы иранского режима обслуживает «Хезболла», а в Йемене за Иран с законным правительством воюют хуситы.

Поддерживаемые Ираном ополченцы стоят за продолжающимися инцидентами в Ираке, особенно после того, как командующего подразделением «Кудс» КСИР Касема Сулеймани и заместителя командира Сил народной мобилизации Абу Махди аль-Мухандиса ликвидировали 3 января ударом с американского беспилотника вблизи багдадского аэропорта.

Пустое позерство

После ликвидации Сулеймани иранское политическое руководство и командование КСИР грозились «ужасным возмездием» и «страшной местью», а также заявляли, что прогонят американские силы из региона.

«Однако и по сей день ни страшной мести [Ирана], ни вынужденной отправки американцев из региона не последовало. Такие заявления предназначены только для запугивания стран региона», — констатировал Азиз Ахмад Вардак, военный эксперт из Кабула.

«Иранские военные, особенно КСИР, лгут и преувеличивают все, что с ними связано. Правда в том, что у Ирана нет военных и боевых возможностей, о которых он заявляет», — сказал он.

В феврале иранский режим сделал ряд недостоверных утверждений о развитии своих военных технологий, за которыми вскоре последовал чудовищно провалившийся запуск космического спутника. Этого запуска ждали давно.

9 февраля КСИР продемонстрировал баллистическую ракету ближнего радиуса действия, в которой, как утверждалось, установлены двигатели «нового поколения», разработанные для вывода спутников на орбиту.

А всего через несколько часов представитель Минобороны, выступая по государственному телевидению, признал, что спутник «Зафар» не смог развить необходимую для вывода на орбиту скорость.

Еще один спутник тоже не вышел на орбиту в январе 2019 г.

Сомнительные утверждения

Несмотря на эти дорогостоящие провалы, Тегеран продолжил развивать космическую программу, которую представители международного сообщества считают прикрытием для создания боевых ракет.

Запуск на орбиту первого иранского военного спутника 22 апреля демонстрирует неверно расставленные режимом приоритеты. Страна сейчас борется за спасение обрушившейся экономики и с опустошительными последствиями пандемии коронавируса COVID-19.

После того, как провалился дорогостоящий космический запуск, госсекретарь США Майк Помпео заявил, что лицемерие иранского режима повлекло за собой обращение Тегерана в Международный валютный фонд с просьбой выделить 5 миллиардов долларов на неотложные расходы в борьбе с вирусом.

«Надеюсь, иранский режим ответит на требования иранцев выделить ресурсы — ресурсы, которыми иранский режим несомненно располагает, — на здравоохранение и безопасность иранского народа, а не на продолжение кампании глобального террора», — сказал Помпео журналистам в Вашингтоне.

Запуск последовал через неделю после того, как КСИР заявил об еще одном сомнительном «триумфе», продемонстрировав 15 апреля детектор COVID-19.

«Это замечательная научная техника, которая была опробована в разных больницах», — сказал командующий КСИР генерал-майор Хуссейни Салами на показанной по телевидению демонстрации прибора.

Он заявил, что устройство позволяет обнаружить зараженные поверхности, а также диагностировать носителей вируса в радиусе 100 м всего за пять секунд.

Однако на видео, обнародованном в Твиттере, показаны испытания детектора в медицинском учреждении. Все участники выглядят растерянно, поскольку прибор не может обнаружить вирус с расстояния меньше метра, передало Radio Farda.

«КСИР не смог отличить пассажирский самолет от ракеты. Как можно поверить в то, что они способны обнаружить вирус наноразмера меньше, чем за пять секунд?» — написал один из пользователей Твиттера, в шутку назвавший новое устройство «термометром с приделанной антенной».

Вам нравится эта статья?

3
Комментарии 1
Правила оставления комментариев
Введите защитный код *

ого

ответ