https://central.asia-news.com/ru/articles/cnmi_ca/features/2020/05/25/feature-01
| Терроризм

В Казахстане принят закон о реабилитации детей, вернувшихся из зон военных действий

Ксения Бондал

image

Дети, вернувшиеся из Сирии в Казахстан, играют в реабилитационном центре. Мангистауская область, Казахстан. Недатированный скриншот из видео КНБ.

АЛМАТЫ -- В Казахстане принят новый закон о социальной реабилитации детей, вернувшихся из зон военных действий на Ближнем Востоке.

Президент Касым-Жомарт Токаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам защиты материнства и детства». Об этом 14 мая сообщил сайт «NewTimes.kz».

За последние годы 524 казахстанца, включая 357 несовершеннолетних, вернулись из зоны боевых действий, преимущественно из Сирии и Ирака после того, как силы коалиции разгромили «Исламское государство Ирака и Сирии» (ИГИС). Большинство репатриантов — это женщины и дети, увезенные в Сирию и Ирак своими радикализованными мужьями и отцами. Мужчины либо погибли, либо находятся в тюрьме, либо преследуются властями.

В соответствии с новым законом, Министерство образования и науки будет руководить социальной реабилитацией этих детей и определит, какие общественные меры нужно для этого предпринять.

Самое главное для этих детей — это адаптация в нынешних условиях, считает Асылбек Избаиров, директор Института геополитических исследований в Нур-Султане.

«В случае с маленькими детьми 7-8 лет нужно следить, чтобы они не получили какие-то унизительные прозвища, например, “радикалисты”, “джихадисты”», — говорит Избаиров.

«За этим должны следить социальные работники и школьные психологи», — добавил он. У детей «нет глубоких психологических проблем и то, что им нужно – научиться именно с практической точки зрения выстраивать социальные связи с учителями, с детьми».

По мнению Избаирова, школьный психолог или соцработник могут научить их решать любые конфликты. Но в реабилитации подростков от 12 лет и выше есть другие нюансы.

С ними должен встретиться грамотный теолог, чтобы дать им базовые знания о религии и защитить от деструктивной идеологии, отметил он.

Помощь матерям в защите детей

«Помимо психологической помощи детям, нужно оказать экономическую поддержку их мамам, — продолжает Избаиров. — Их нужно вовлечь в нормальную жизнь, иначе эти женщины могут быть повторно завербованы, потому что относятся к очень уязвимой в психологическом и социальном плане категории».

В Казахстане на государственном уровне действует много программ обучения и создания женского микробизнеса, когда женщины открывают маленький швейный цех или еще что-то в этом роде, добавил он.

Во-первых, они этому посвящают все свое время, во-вторых, повышается их уровень ответственности, а это один из хороших способов дерадикализации, продолжил Асылбек Избаиров.

Занять маму правильным делом очень важно, потому что дети проходят реабилитацию с помощью мам, чье влияние для них важнее и сильнее любого психолога и теолога, считает он.

«Что касается каких-то социальных пособий для таких мам, то они будут кстати, если эти женщины подходят под них по уже существующим параметрам – многодетные матери или социально уязвимая [малоимущая] часть населения», — заключил он.

Лучшая реабилитация для детей – нормальное окружение и хорошее отношение взрослых, считает Ерлан Досмагамбетов, магистр-религиовед, докторант Казахского Национального Университета аль-Фараби из Алматы.

«Я не думаю, что они нуждаются в какой-то глубинной психологической работе. Это же дети, они хорошо и быстро воспринимают изменения. Но если уж говорить о каких-то конкретных инструментах реабилитации, то лучше всего работать с их родителями, если это не дети-сироты», — говорит он.

На вернувшихся женщин «положительное влияние оказало уже то, что государство вернуло их вместе с детьми из зоны боевых действий», — отметил Досмагамбетов.

Когда я три года назад работал в реабилитационном центре «Ак Ниет», в то время, как раз, был пик радикализации, мы открывали для них швейные мастерские, где их обучали. Таким образом, мы с ними налаживали контакты. Поддержка должна оказываться, как минимум, 2-3 года, потому что прийти в себя после войны нелегко», — рассказывает эксперт.

Но, по его словам, в работе с женщинами есть один нюанс.

«В моей практике были случаи, когда мужья, отбывая тюремное наказание за террористическую деятельность, запрещали живущим на свободе женам говорить с нашими специалистами», — вспоминает он.

«В результате, некоторые из них отказывались идти на контакт с психологом или теологом», — добавил Досмагамбетов.

Вам нравится эта статья?

3
Комментарии 1
Правила оставления комментариев
Введите защитный код *

Дружеское общение детей 6-14 лет в указанных странах совершенно не похоже сложившемуся за десятилетия у нас в Казахстане. Нельзя вместе включать в реабилитационный период совместные учебные, спортивные , трудовые, игровые процессы вместе мальчиков и девочек. А после 15 лет это уже люди возможно больше испытавшие, видевшие, знающие больше своих воспитателей.

ответ