СМИ

Журналисты в Центральной Азии усомнились в том, что их российский коллега виновен в «измене»

Канат Алтынбаев

image

Иван Сафронов, бывший журналист, советник главы корпорации «Роскосмос» во время судебных слушаний по его делу. Москва, 7 июля. [Василий Максимов/AFP]

АЛМАТЫ -- Журналисты и правозащитники в Центральной Азии осуждают арест московского журналиста Ивана Сафронова и считают это очередным показательным примером стремления Кремля удерживать свободу слова и СМИ под контролем.

7 июля сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) задержали в Москве по обвинению в государственной измене журналиста Ивана Сафронова. Сафронов около 10 лет проработал военным обозревателем в российской газете «Коммерсантъ», а в мае стал советником Дмитрия Рогозина, генерального директора госкорпорации «Роскосмос», которая управляет космической промышленностью в стране.

ФСБ подозревает Сафронова в передаче секретных сведений о российской оборонной промышленности чешским спецслужбам в 2017 году, когда он еще был корреспондентом. Об этом сообщили СМИ со ссылкой на адвокатов Сафронова.

Суд арестовал Сафронова на два месяца — до 6 сентября.

image

Российский оппозиционный журналист Аркадий Бабченко (справа) и глава Службы безопасности Украины (СБУ) Василий Грицак (слева). Украина признала, что организовала постановочное «убийство» Бабченко, чтобы предотвратить покушение на его жизнь со стороны России. Пресс-конференция в СБУ. Киев, 2018 г. [Сергей Супинский/AFP]

ФСБ не сообщает детали обвинения, выдвинутого против Сафронова. Суд также будет рассматривать дело в закрытом режиме, как проходят в России все судебные процессы, связанные с государственной тайной.

Газета «Коммерсантъ» в своем заявлении отмечает, что «с тяжелым обвинением в любой момент может столкнуться любой гражданин России, чья работа связана с публичной деятельностью, — будь то правозащитник, ученый, журналист или сотрудник государственной корпорации».

«Общественность вынуждена полагаться только на слова спецслужб, к работе которых с каждым годом возникает все больше вопросов. Журналисты, которые задают эти вопросы, сами оказываются под ударом», — пишет «Коммерсантъ».

Подозрительные обвинения

Проживающий в Европе таджикский журналист Хайрулло Мирсаидов, имеющий опыт работы в независимом душанбинском СМИ ASIA-Plus и немецком Deutsche Welle, считает, что арест Сафронова связан с его нынешней деятельностью в «Роскосмосе».

«Учитывая уровень коррупции в России, — а на космос в этой стране выделяют огромные суммы, — журналист мог собрать компромат о воровстве космических масштабов. Поэтому его хотят устранить», — говорит Мирсаидов.

Он также считает, что версия о том, что Сафронов «когда-то кому-то передал секретные данные, не выдерживает никакой критики».

«Если контрразведка России работает с опозданием в несколько лет, ее пора закрывать из-за ненадобности», — говорит Мирсаидов, имея в виду, что Сафронова обвиняют в преступлении, якобы совершенном в 2017 г.

Независимый журналист из южной столицы Кыргызстана Ош Кубан Бердибаев считает, что режим Путина с каждым годом ужесточает условия работы для российских СМИ.

«У меня нет никаких сомнений, что дело против Сафронова сфабриковано, как и многие предыдущие дела, возбужденные против тех российских журналистов, которые делали неугодные для Кремля репортажи», — сказал он.

Бердибаев также отметил, что у российских властей специфичные представления о свободе слова, и Кыргызстану не следует брать с них пример.

Координатор программы по Европе и Центральной Азии Комитета по защите журналистов (КЗЖ) Гульноза Саид отмечает, что российские власти традиционно занимаются репрессиями в отношении независимых журналистов.

«Российские власти не терпят критики и инакомыслия по вопросам конституционных реформи наказывают журналистов за публикации, которые противоречат кремлевской повестке», — сказала она, имея в виду референдум по поправкам в российскую конституцию, который завершился 1 июля, дав Путину возможность оставаться на посту президента до 2036 г.

«СМИ имеют право говорить правду о том, что российские власти называют историческим референдумом», — добавила Саид.

Она также указала на то, что Кремль преследует представителей СМИ, занимающихся независимыми исследованиями пандемии коронавируса, и тем самым ограничивают возможности людей получать объективную информацию о болезни. Правда, она не привела конкретные примеры такого преследования.

Меры, принимаемые Кремлем, включают «аресты, новые судебные дела против журналистов и СМИ, запугивание, блокирование сайтов и прочее», отметила Саид.

«Фактически, чиновники в России подвергают опасности жизни людей», — сказала она.

Кровавая история

Ряд журналистов, не ладивших с Кремлем, погибли.

Среди нихМаксим Бородин, погибший при странных обстоятельствах, выпав с балкона своей квартиры в Екатеринбурге в 2018 году, и Павел Шеремет, машина которого взорвалась в 2016 году в Киеве.

Некоторым журналистам, попавшим в кремлевские тиски, посчастливилось вырваться.

В 2019 году российские власти пытались не позволить Ивану Голунову опубликовать материал о коррупции. Международное возмущение подобным произволом заставило снять с Голунова неубедительные обвинения в сбыте наркотиков.

В 2018 году украинские власти организовали постановочное «убийство» Аркадия Бабченко , чтобы предотвратить настоящее покушение на него со стороны России.

Тяжелое положение, в котором оказался Сафронов, встревожило журналистов. Им пришлось бороться за свои трудовые права и свободы в регионе, где бывшие советские чиновники в правительстве подвержены влиянию бывшей колониальной власти.

Руководитель алматинского общественного фонда «Правовой медиа-центр» Диана Окремова сказала, что уголовное преследование журналистов применяется для того, чтобы их запугать.

Правозащитница говорит, что российские власти подают плохой пример казахстанским коллегам.

«Российские власти считают, что имеют полномочия контролировать сферу журналистской деятельности, и эта парадигма, к сожалению, влияет и на реалии Казахстана», — убеждена Окремова.

Поведение Кремля может поставить под угрозу прогресс, достигнутый Казахстаном в области свободы слова.

«Правительство Казахстана наконец проводит необходимые реформы в законодательстве касательно клеветы», — констатирует Саид.

Так она прокомментировала недавно принятый закон о клевете в Казахстане, который исключил соответствующую статью из Уголовного кодекса, а наказания были существенно смягчены.

По мнению Саид, Казахстану следует продолжить реформы в этой области, исключив уголовную ответственность также и за оскорбления.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0
Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500