Права человека

Радиопрограмма рассказала о масштабе притеснений туркмен иранским режимом

Джумагулы Аннаев

image

Туркменские женщины, живущие в Иране, приветствуют кандидата в президенты, реформиста Мир-Хосейна Мусави, в ходе его визита в провинцию Голестан. Голестан стал центром проживания туркменского меньшинства в Иране, подвергающегося дискриминации и гонениям. Мусави проиграл стороннику жесткого курса Махмуду Ахмадинежаду. Горган, провинция Голестан (Иран), 21 апреля 2009 г. [AFP PHOTO/ATTA KENARE]

АШХАБАД -- Жители Туркменистана выражают возмущение действиями иранских властей, которые систематически нарушают права этнических туркменов, живущих в Иране.

О трудном положении туркменов в Иране туркменистанцам стало известно из специальной передачи «Туркмены мира», прозвучавшей 12 июля в эфире радио «Азатлык», туркменской службы «Радио Свобода» (РС).

«Были случаи, когда власти силой отбирали земли у туркмен и заселяли эти земли шиитами, вывезенными из афганской провинции Герат», — приводит РС слова одного представителя интеллигенции иранских туркменов.

Человек с измененным в целях безопасности голосом рассказал, как сотрудники иранской охранки по ночам врываются в дома этнических туркменов, изымают компьютеры и другие устройства, а самих несчастных увозят в неизвестном направлении на несколько лет.

image

Иранские солдаты на построении. Спецслужбы Ирана — ключевая сила, используемая для притеснений этнических туркменов. Иран, 2019 г. [Министерство обороны Ирана]

Историк Юсуп Аганиязов (фамилия изменена) отмечает, что туркмены в Иране во все времена ущемлялись в своих политических и гражданских правах, но в последнее время нажим на нацменьшинство особенно усилился.

«Сейчас ситуация в этом плане достигла своего апогея», — говорит он.

По его словам, после свержения шахского режима Пехлеви этнические туркмены добивались создания автономии, своего представительства в высших органах власти, уважения их языка, традиций и обычаев.

Сейчас об этом и речи нет.

Режим аятолл, говорит Аганиязов, жестоко подавляет любые шаги в этом направлении.

По данным источника в МИД Туркменистана, иранские власти усилили давление на этнических туркменов из-за ухудшения политических отношений с Туркменистаном после газового спора, который Иран проиграл в Международном арбитраже.

Житель поселка Серахс Ахалского велаята Туркменистана Аннаберды, чьи родственники живут в Иране, считает, что это подло, когда государство вымещает свои обиды на простых гражданах, представляющих этническое меньшинство.

Правительство Туркменистана, по его убеждению, должно потребовать от иранского режима уважительного отношения к политическим и гражданским правам туркменов.

«Пора уже вызывать на ковер иранского посла в Ашхабаде и вручить ему ноту в связи с систематическим ущемлением прав наших соотечественников в Иране», — сказал он.

Диаспора с многовековой историей

Большая туркменская диаспора столетиями живет в граничащих с Туркменистаном иранских провинциях Голестан и Северный Хорасан.

По мнению ашхабадских историков, численность туркменов в Иране заметно возросла в первой половине прошлого столетия, когда в Туркменистане установилась советская власть, и в период массовых сталинских репрессий 1930-40-х годов.

Именно в тот период, говорит историк Аганиязов, многие туркмены нашли убежище в Туркменсахра — историко-географической области в северо-восточной части Ирана.

При шахском режиме (1925-1979) туркменов в Иране было 1,5-2 млн человек. Сейчас, по данным нынешнего режима, их стало на 0,5-1 млн человек меньше, сообщила туркменская служба РС.

Официальный Тегеран умышленно занижает численность этнических туркменов и пытается стереть с их памяти их демографическую идентификацию, считают туркменские наблюдатели.

«Они там бесправны»

Аннаберды из Серахса знает о бедственном положении иранских туркменов не понаслышке.

«Моя почти вся родня по отцовской линии там, и они там бесправны», — говорит он.

Родственники Аннаберды остались на иранской стороне, когда власти провели государственную границу между двумя странами.

«Мой дед в советское время выпасал овец в пограничной полосе, между колючими заграждениями. С той стороны его братья также пригоняли свою отару, и они, как бы распевая песню на родном языке, общались между собой», — вспоминает Аннаберды рассказ деда.

По его словам, сейчас к границе никого не подпускают близко, поэтому общение только с помощью электронной почты или мобильных устройств.

«Иранские туркмены сейчас оказались совсем без прав. Они подвергаются дискриминации. Режим аятолл в отношении этнических меньшинств проводит политику геноцида. Об этом нам сообщают наши родственники», — говорит он.

По словам Аннаберды, туркмены в Иране лишены всего. Они не имеют права учить своих детей и читать книги на родном языке, соблюдать свои национальные традиции и обычаи.

«Представьте, им запрещено многое из того, что разрешено самим персам. Например, ловить рыбу в море, иметь охотничье оружие и охотиться на дичь. За нарушение их могут увести в неизвестном направлении и держать два-три года без суда и следствия», — говорит Аннаберды.

«Это я пересказываю вам то, что узнаю из переписки со своими родственниками», — добавляет он.

Многие международные правозащитники осудили иранский режим за притеснения меньшинств — тех, которые, как туркмены, не относятся к персам и шиитам.

Режим «дискриминирует... религиозные меньшинства, включая мусульман-суннитов», говорится в докладе «Хьюман Райтс Вотч» за 2020 г.

«В государственных школах детям строго запрещают использовать в разговоре или учить любой язык, кроме фарси», — говорится в исследовании 2019 г., опубликованном Вашингтонским институтом ближневосточной политики.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0
Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле Осталось знаков: 1500 (1500 макс.)