Окружающая среда

Китай претендует на мировое лидерство в области защиты климата, но при этом делает ставку на уголь

«Каравансарай» и AFP

image

Мужчина ловит рыбу в реке Хуанпу напротив угольной электростанции. Шанхай, 21 февраля 2017 г. [Йоханнес Айзеле/AFP]

ПЕКИН — Недавнее обещание китайского режима снизить свой углеродный след до нуля к 2060 году было встречено с недоверием: новые расходы Пекина на угольные электростанции и стремительный рост выбросов углекислого газа в стране подрывают его попытки претендовать на мировое лидерство в области изменения климата.

Ископаемое топливо обеспечивало экономический подъем Китая в последние 30 лет. Страна ежегодно сжигает около половины объема угля, используемого во всем мире.

В период с 2000 по 2018 гг. ежегодные выбросы углекислого газа в Китае выросли почти в три раза. Теперь на его долю приходится почти треть всех парниковых газов в мире, связанных с глобальным потеплением.

Несмотря на обещания отойти от использования угля в промышленности, потребление этого экологически опасного топлива в Китае в июне этого года достигло почти пикового уровня, наблюдавшегося в 2013 году.

image

Рабочий идет мимо главных ворот завода по переработке угля в нефть. Чанчжи, Китай, 9 ноября 2015 г. [Фред Дюфур/AFP]

В попытке оживить экономику провинций, пострадавшую от пандемии коронавируса, Пекин открыл доступ к государственным кредиторам для строительства новых угольных электростанций.

По данным Global Energy Monitor (GEM), экологической неправительственной организации из Сан-Франциско, в первой половине 2020 года китайский режим одобрил проекты строительства новых угольных электростанций мощностью 23 ГВт. Это больше, чем за предыдущие два года вместе взятые.

«Новый парк угольных электростанций прямо противоречит обещанию Китая достичь пика выбросов до 2030 года», — говорит аналитик Центра исследований энергетики и чистого воздуха Лаури Милливирта.

22 сентября в Организации Объединенных Наций президент Си Цзиньпин, вопреки реальности, обнародовал смелое заявление о лидерстве своей страны в области борьбы с глобальным потеплением, пообещав, что Китай выйдет на пик выбросов до 2030 года и достигнет углеродной нейтральности 30 лет спустя.

Этим Пекин впервые объявил о своих планах достичь углеродной нейтральности. Тем не менее, он до сих пор не дал никаких подробностей о том, как именно страна будет отходить от использования ископаемого топлива.

«В основе энергетического планирования Китая лежит напряженность», — сказал AFP старший сотрудник по вопросам климата и энергетики Greenpeace China Ли Шо.

Мировой лидер по защите климата?

Вторая по величине экономика мира позиционирует себя в качестве мирового лидера в области возобновляемых источников энергии. Однако новый всплеск в использовании угля вытесняет возобновляемые источники энергии с китайского рынка. Это связано с тем, что китайская система распределения энергии использует квоты советского образца, когда поставщикам электроэнергии устанавливается ежемесячный лимит поставок.

В последние годы такие квоты заставили местные органы власти увеличить ассигнования на угольную электроэнергию. Это приводит к постепенному вытеснению возобновляемых источников энергии из энергетический системы Китая, даже несмотря на наращивание в них инвестиций.

«Энергетическая политика Китая подобна двуглавому зверю, каждая голова которого пытается бежать в противоположном направлении. Местные власти предпочитают покупать больше электроэнергии, вырабатываемой из угля, чтобы защитить рабочие места в горнодобывающей промышленности», — сказал Ли из Greenpeace China.

По мнению экономистов, Китаю будет нелегко отказаться от угольной зависимости.

По данным GEM, угольные мощности страны уже на 400 ГВт превышают мощности, необходимые для удовлетворения пикового спроса.

«Угольный флот Китая работает примерно на 50% своей мощности», — говорит Милливирта.

«Многие объекты — “белые слоны” [английское выражение, описывающее дорогостоящие инфраструктурные и строительные объекты, которые не окупают затрат на их возведение и эксплуатацию]. Добавление новых только сделает их менее эффективными».

По словам политиков, на смену старым грязным дымоходам придут новые заводы с более низкими нормами выбросов.

Тем не менее, экономия будет небольшая: новые заводы выбрасывают всего на 11% меньше углекислого газа на киловатт-час вырабатываемой энергии, чем старые.

На данный момент текущие тенденции по-прежнему указывают на то, что в будущем энергетики Китая будет доминировать уголь.

Между тем, зарубежные инвестиции, поступающие в рамках китайской инициативы «Один пояс и один путь», позволят застроить развивающиеся страны — от Пакистана до Зимбабве — новыми угольными электростанциями.

Китайский пиар

Пекин уже не в первый раз пытается повлиять на общественное мнение за рубежом с помощью активных кампаний по распространению дезинформации.

Китайский режим активно занимается изложением своих «героических подвигов» в борьбе с пандемией COVID-19. Однако такой «автопортрет» противоречит реальной роли Пекина в распространении вспышки инфекции и извлечении прибыли из глобального кризиса.

В августе Национальный музей Китая открыл новую выставку «Unity of Strength» («Единство силы»). На ней представлены картины, скульптуры и каллиграфия, изображающие то, что режим называет своим успехом в реагировании на кризис.

Это событие, наряду с усилиями режима по «наводнению» соцсетей и новостной среды дезинформацией, отражает весьма далекую от реальности реакцию Пекина на мировой кризис в области здравоохранения.

Ранее в 2020 году китайские власти, зная о вспышке смертоносной инфекции, молчали почти неделю, что позволило вирусу охватить Ухань и распространиться по всему миру. При этом они намеренно скрывали или уничтожали доказательства вспышки коронавируса.

С самого начала кризиса Пекин активно пытался избежать критики и скрыть свою роль в пандемии коронавируса, продвигая теории заговора о его происхождении. Китайский режим был неоднократно уличен в «наводнении» СМИ и соцсетей откровенной дезинформацией о вирусе.

Между тем китайские компании используют пандемию для получения прибыли.

По мнению аналитиков, с марта по май Китай экспортировал более 50 миллиардов масок, что в 10 раз превышает общий объем производства в прошлом году.

В рамках этих усилий китайские власти принуждают представителей мусульманских меньшинств в Синьцзяне работать на фабриках по производству средств индивидуальной защиты, большая часть из которых оказалась низкокачественной и неэффективной.

Выгодны ли китайские инвестиции и влияние в Центральной Азии?
Комментарии 0
Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500