СМИ

Пекинские дипломаты переняли кремлевскую тактику распространения дезинформации

«Каравансарай» и AFP

image

Декоративная тарелка с изображением президента Китая Си Цзиньпина видна за статуей покойного лидера коммунистической партии Мао Цзэдуна в сувенирном магазине рядом с площадью Тяньаньмэнь. Пекин. [ГРЕГ БЕЙКЕР/AFP]

ПЕКИН — Китайский режим выводит свою информационную войну на новый уровень, заимствуя проверенную тактику, используемую Кремлем, и добавляя собственные уловки для распространения теорий заговора в попытке снять с себя вину по ряду спорных тем.

С одной стороны, Пекин расширяет свое дипломатическое присутствие в соцсетях, в том числе в тех, которые запрещены на территории Китая, и применяет более конфронтационный подход к формированию восприятия Китая в сети.

Примерно полгода лет назад китайские дипломаты практически не использовали Твиттер, который наряду с YouTube, Гуглом и Фейсбуком запрещен в Китае.

Сейчас же этой платформой пользуются более 170 китайских посольств или консульств, говорится в заявлении американского аналитического центра Brookings Institution от 28 октября.

image

Официальный представитель китайского МИДа Чжао Лицзянь отвечает на вопросы. Чжао — один из основных источников дезинформации китайского режима. Пекин, 8 апреля. [ГРЕГ БЕЙКЕР/AFP]

image

COVID-19 является одним из основных фронтов дезинформации, которой занимается китайский режим. В то время как весь остальной мир продолжает страдать из-за карантина и роста смертности в связи с COVID-19, Пекин и его СМИ стремятся показать, как Китай движется дальше. Женщины без масок позируют для фото в ходе организованного режимом мероприятия. Ухань (Китай), 27 августа. [STR/AFP]

Эти дипломаты пропагандируют противоречивые теории заговора, призванные посеять хаос и снять с Китая вину в ряде внутренних и международных проблем. Их прозвище «воины-волки» происходит из ура-патриотической китайской кинофраншизы.

Кампания Пекина была запущена на фоне антикитайских протестов в Гонконге в марте 2019 года. Она еще более усилилась в преддверии президентских выборов на Тайване в январе 2020 года и шла полным ходом в следующие месяцы, когда стало ясно, что эпидемия коронавируса COVID-19 охватила весь мир.

«Китай, особенно в последние полтора года в ответ на выборы в Тайване и протесты в Гонконге, демонстрирует все большую готовность к агрессивным действиям по распространению влияния в сети», — сказал The New York Times в июне директор Лаборатории цифровых криминалистических исследований Атлантического совета Грэм Бруки. Атлантический совет — это аналитический центр, базирующийся в Вашингтоне.

Пекин опирается на Кремль и Тегеран

По данным Hamilton 2.0, число подписчиков китайских дипломатов увеличилось с 1 555 668 в марте этого года до пикового значения в 3 025 283 человека в сентябре. Hamilton 2.0 — это проект, который представляет анализ нарративов, продвигаемых российскими, китайскими и иранскими правительственными чиновниками в соцсетях и государственных СМИ, а также в официальных заявлениях.

По данным Brookings, в то время как пекинские «воины-волки» в основном продвигают материалы поддерживаемых режимом веб-сайтов и новостных агентств, они также используют иранские и российские государственные СМИ, а также западных «влиятельных лиц» в качестве внешних или «независимых» сторонников.

Эти так называемые влиятельные лица включают в себя «то же самое разрозненное созвездие альтернативных СМИ, журналистов, псевдоакадемиков, активистов и теоретиков заговора, которое уже давно фигурирует в антиамериканской пропаганде, исходящей из Москвы и других враждебных столиц», утверждает центр.

«Ввиду отсутствия собственной сети доверенных влиятельных лиц, Китай пользуется государственными СМИ и официальными правительственными аккаунтами России, Венесуэлы и Ирана, чтобы распространять антизападные послания, которые в широком смысле соответствуют геополитическим интересам Китая, устраняя при этом уровень ответственности и добавляя видимость легитимности», — пишет Brookings.

По данным Альянса по защите демократии при Германском фонде Маршалла США, который создал Hamilton 2.0, с ноября 2019 года три из пяти новостных агентств, которые чаще всего цитируются в Твиттере китайскими дипломатами, помимо китайских государственных СМИ, финансировались правительством Ирана или России.

Иранский телеканал PressTV, а также российские RT и SputnikNews заняли третье, четвертое и пятое место по количеству ретвитов, соответственно, говорится в сообщении.

По данным Brookings, за последние полгода RT и венесуэльский телеканал TeleSur вошли в десятку наиболее цитируемых в Твиттере китайскими дипломатами, в то время как Actualidad RT (испаноязычное издание RT) и Sputnik International вошли в двадцатку таких СМИ.

Борьба с дезинформацией о COVID-19

Хотя Пекин становится все более агрессивным и настойчивым в использовании соцсетей для распространения пропаганды, операторы соцсетей прилагают усилия для сворачивания кампаний, которым, по их словам, часто не хватает изощренности и которые легко обнаружить.

В одном из наиболее примечательных инцидентов официальный представитель китайского МИДа Чжао Лицзянь 13 марта — на следующий день после того, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила о начале пандемии — опубликовал в Твиттере недоказанное утверждение о том, что именно американские военные могли «занести эпидемию в Ухань», эпицентр пандемии.

Данное утверждение, связанное с блогом известной прокремлевской организации Global Research Canada, было незамедлительно процитировано в Твиттере более чем дюжиной китайских дипломатов и посольств. Китайские государственные СМИ опубликовали множество сообщений в поддержку утверждения.

Чжао, у которого сейчас более 774 000 подписчиков в Твиттере, также распространил на платформе статьи с одного из конспирационных сайтов, предполагающие, что коронавирус возник в США, а не в Китае.

Твиттер с тех пор идентифицировал подобные утверждения и их источники как потенциально вредоносные, спамерские, агрессивные или вводящие в заблуждение.

11 июня представители этой платформы заявили о том, что они выявили и удалили 23 750 аккаунтов, которые «активно участвовали» в скоординированных усилиях по распространению дезинформации о протестах в Гонконге и реакции Коммунистической партии Китая на коронавирус.

Они также заблокировали около 150 000 аккаунтов, посвященных распространению китайских посланий путем ретвитов и лайков контента.

«Несмотря на то, что Коммунистическая партия Китая не разрешает китайскому народу использовать Твиттер, наш анализ показывает, что она охотно пользуется им для распространения пропаганды и дезинформации на международном уровне», — написал директор Международного центра киберполитики Австралийского института стратегической политики Фергус Хансон, который помогал Твиттеру выявлять подобные аккаунты.

«Настойчивые, скрытые и обманчивые операции по распространению влияния, подобные этой, демонстрируют, в какой степени партия-государство намерена бороться с внешними угрозами своей политической власти», — сказал он The New York Times.

Ослабевающие и растущие державы

В то время как китайский режим прибегает к российским и другим спонсируемым государством кампаниям по распространению дезинформации, подход Пекина несколько иной.

Российская информационная стратегия заключается в дискредитации Запада, часто путем сеяния хаоса и раздора.

Кремль планировал сделать это, вмешиваясь в выборы на Западе, усугубляя расовые и социальные проблемы в США, а также неоднократно пытаясь дискредитировать западных ученых и медицину.

Пекин, напротив, больше озабочен восстановлением своего глобального имиджа, например, выставляя Китай героем в глобальной борьбе с коронавирусом и прибегая к устаревшим пропагандистским кампаниям, направленным на противодействие международному осуждению обращения режима с мусульманскими меньшинствами в Синьцзяне.

«Россия, которая по многим показателям является ослабевающей державой, пытается компенсировать свою относительную слабость по сравнению с Западом с помощью дискредитации и дестабилизации», — заявил 30 марта Альянс по защите демократии.

«Китай, как растущая держава, вместо этого стремится перестроить международный порядок таким образом, чтобы это отвечало его интересам», — говорится в докладе.

Например, более 50% видеоматериалов, опубликованных китайскими медиакомпаниями CGTN и CCTV, ориентированы на Китай, в то время как лишь 4% материалов, опубликованных RT America и RT UK, ориентированы на Россию, утверждают авторы доклада. Очень мало контента посвящено внутренним проблемам, культуре или политике России.

«В широком смысле, цель Москвы — снизить привлекательность демократий для потенциальных активистов у себя дома и фактически ослабить их, усложнив управление», — говорится в докладе.

Пекин также стремится «снизить привлекательность демократических систем как заманчивой альтернативы авторитарному правлению», но делает это, «подчеркивая сильные стороны собственной модели правления».

Выгодны ли китайские инвестиции и влияние в Центральной Азии?
Комментарии 1
Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

у России только подлости можно научиться.

ответ