Каравансарай
Права человека

В Китае отправили за решетку журналистку, сообщившую о COVID-19 до начала международного расследования

Каравансарай и AFP

image

Полиция пытается мешать журналистам вести съемку у здания Народного суда Нового района Пудун в Шанхае, где за рассказ о вспышке инфекции в Ухане приговорили к четырем годам лишения свободы китайскую журналистку Чжан Чжань, взятую под стражу в мае. Шанхай, 28 декабря. [Лео Рамирес/AFP]

В понедельник (28 декабря) китайскую журналистку приговорили к четырем годам заключения за репортажи о ранних стадиях вспышки COVID-19 в Китае. Приговор оглашен накануне расследования, которое будет вести ВОЗ для установления происхождения вируса. Расследование начнется через несколько недель.

Чжан Чжань, в прошлом юриста, приговорили после кратких слушаний по обвинению в «нарушении общественного порядка и создании проблемных ситуаций» во время освещения хаотичных первых стадий вспышки.

Ее прямые репортажи и статьи широко распространялись в социальных сетях в феврале и привлекли внимание властей, которые в стремлении избавиться от критики своих действий во время эпидемии уже подвергли наказанию восьмерых человек, предупредивших о вирусе.

Пекин сам себя поздравил с «необычайным» успехом в обуздании вируса у себя в стране и восстановлении экономики в то время, когда остальной мир продирается через жесткие карантины и год подряд растущее число случаев инфекции с тех пор, как пандемия началась в Ухане.

image

В тот момент, когда весь мир страдает от пандемии COVID-19, Пекин настойчиво делает вид, что успешно преодолел этот кризис. На фото посетители любуются ледяными скульптурами накануне Харбинского международного фестиваля льда и снега на северо-востоке Китая. Харбин, 24 декабря. [STR/AFP]

Контроль распространения информации во время беспрецедентного кризиса здравоохранения во всем мире стал ключевым элементом, позволяющим коммунистическим властям Китая изменить представление о событиях в свою пользу и увенчать лаврами Си Цзиньпиня за его роль лидера правящей партии.

Но все, кто пытался противоречить официальной версии событий, дорого заплатили за это.

Суд заявил, что Чжан Чжань распространяла «лживые измышления» в сети, рассказывает один из ее адвокатов Чжан Кеке. Однако сторона обвинения не представила в суде всех доказательств.

«У нас не было возможности понять, в чем именно обвиняли Чжан Чжань», — добавил он, описав слушания, как «быстрые и торопливые».

Со своей стороны, подсудимая «не отвечала [на вопросы]... Она отказалась ответить, когда судья попросил ее подтвердить личность».

Мать подсудимой громко рыдала во время зачитывания приговора, рассказал не допущенным в зал журналистам Рен Куанью, еще один член команды защитников Чжан.

Растет тревога о здоровье 37-летней Чжан — в июне она начала голодовку в знак протеста, и ее кормили насильно через вставленную в нос трубку.

Команда ее юристов заявила, что здоровье женщины ухудшается, она страдает мигренями, головокружением и болями в желудке. В суд ее привезли в инвалидном кресле.

«Когда я был у нее (на прошлой неделе), она сказала мне: “Если мне дадут большой срок, я буду отказываться от еды уже до последнего вдоха”. Она думает, что умрет в тюрьме», — сказал Рен перед судебным заседанием.

«Это экстремальный способ протеста против общества и подобной среды».

Коммунистические власти Китая и раньше практиковали непрозрачные суды над диссидентами в период между Рождеством и Новым годом в попытке свести к минимуму наблюдение со стороны Запада.

Создание показательных случаев

Приговор прозвучал за несколько недель до прибытия в Китай международной группы экспертов ВОЗ, которые будут изучать происхождение COVID-19.

Чжан критиковала первоначальную реакцию властей на вспышку в Ухане, написав, что власти «не предоставили людям достаточно информации, а потом просто заблокировали город».

«Это серьезное нарушение прав человека», — писала она.

Правозащитные организации и посольства также привлекали внимание к ее делу, хотя дипломатам из нескольких стран отказали в возможности наблюдать за слушаниями.

«Дело Чжан Чжань вызывает серьезные опасения за свободу слова в Китае», — заявили в британском посольстве в Пекине, призвав «Китай выпустить на свободу всех задержанных за информирование о событиях».

Власти «хотят использовать ее дело для запугивания других диссидентов, чтобы они не поднимали вопросы о ситуации в Ухане ранее в этом году», добавил Лео Лан, консультант неправительственной организации «Китайские правозащитники».

Чжан стала первой из четырех гражданских журналистов, задержанных властями после репортажа о событиях в Ухане. Все они должны предстать перед судом.

Предыдущие попытки AFP связаться с другими тремя обвиняемыми — Чэнь Цюйси, Фан Бинь и Ли Цзехуа — были безуспешными.

Бросить тень сомнения

С самого начала вспышки Пекин старается бросить тень сомнения на происхождение вируса.

Например, государственная газета People's Daily написала в Фейсбуке в начале ноября, что «все имеющиеся доказательства указывают на то, что коронавирус появился не в Ухане, находящемся в центральном Китае».

Также в ноябре Пекин быстро ухватился за исследование в итальянском медицинском журнале. Согласно этому исследованию, коронавирус COVID-19 существовал в Италии уже в сентябре 2019 года. Китайский режим тут же изъял ключевые моменты из выводов, представленных в научной работе, и постарался усилить сомнения в происхождении вспышки вируса, используя не внушающие доверия научные данные.

На самом же деле, все свидетельства указывают на Ухань как эпицентр глобального кризиса.

В начале 2020 года, китайские власти, уже зная о смертоносной вспышке, ничего не говорили об этом почти неделю, позволив вирусу распространиться в Ухане, а затем и по всему миру.Параллельно китайская сторона подавляла или уничтожала свидетельства вспышки.

С начала кризиса Пекин настойчиво пытается снять с себя ответственность за возникновение глобальной пандемии путем распространения теории заговора. Его уже ловили на наводнении СМИ и социальных сетей дезинформацией о вирусе.

Частью этих усилий китайского режима стало активное распространение истории о его «героических подвигах» в борьбе с пандемией COVID-19, несмотря на истинную роль Пекина в ее распространении и сокрытии своей роли в последовавшем кризисе.

В августе Национальный музей Китая открыл выставку «Unity of Strength» («Единство силы»). На ней представлены картины, скульптуры и каллиграфия, изображающие то, что режим называет своим успехом в реагировании на кризис.

Китайские государственные СМИ, стремятся показать миру, что опасность коронавируса в стране миновала, в то время как весь остальной мир продолжает страдать от строгих ограничений из-за возникшего и изначально распространившегося в Китае COVID-19 и смотрит на эту информационную кампанию с явным недоумением.

Китай также попытался эффективнее воспользоваться «мягкой силой» во время пандемии, обещая поделиться вакциной против коронавируса с развивающимися странами и прибегая к «вакцинной дипломатии».

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500
Введите защитный код *