Каравансарай
Анализ

Наследие Сулеймани в Иране: деньги граждан идут на дорогостоящие войны чужими руками

Каравансарай

image

Убитый командующий силами «Аль-Кудс» Касем Сулеймани и иранский лидер Али Хаменеи, 2018 год. [Leader.ir]

Стремление иранского режима сохранить наследие ликвидированного командующего силами «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерал-майора Касема Сулеймани реализуется за счет иранского народа, считают аналитики.

Сулеймани убили в результате удара с беспилотника США в Багдаде 3 января. Он руководил экспансионистской программой КСИР через ряд опосредованных войн по всему региону, в том числе в Ираке, Сирии, Ливане, Йемене и Афганистане.

Эти дорогостоящие проекты раз за разом демонстрируют, что в Тегеране неправильно расставляют приоритеты, в то время как среди иранцев растет недовольство правительством и разрушающейся экономикой.

«В течение многих лет представители КСИР заявляли, что активное присутствие Ирана в регионе основывается на религиозном и духовном влиянии верховного лидера Ирана Али Хаменеи», — говорит политолог Карим Самадян.

image

Министр культуры Ирана Аббас Салехи представляет картину, изображающую Касема Сулеймани в объятиях шиитского имама, его дочери Зейнаб Сулеймани. Май 2020 г. [Jamaran.ir]

image

Красноречивое изображение. Две молодые девушки, живущие в нищете, пробежали на заднем плане, когда президент Ирана Хасан Рухани на прошлой неделе говорил об усилиях иранского режима по улучшению экономики. [Архив]

Но на самом деле КСИР «испытывает финансовые трудности, и у него не хватает денег для командиров КСИР и региональных союзников», сказал он.

Эта нехватка финансирования, отчасти из-за санкций правительства США против Ирана и, в частности, КСИР, стала причиной недавней эскалации разногласий и недовольства среди лояльных Ирану групп, сказал он.

Это доказывает, что с самого начала в основе «идеологии» КСИР лежали деньги, а вовсе не религия, говорит Самадян.

В Восточной Сирии усиливаются разногласия, преимущественно между иракскими ополченцами «Хезболлы» и командирами КСИР, а также другими лояльными группировками, борющимися за власть и влияние в регионе.

Эти трения, в основном, связаны с неистовой конкуренцией за лидерство и источники богатства и влияния среди доминирующих ополченцев на местах. По словам Шейха Мудара аль-Асада, члена Сирийского племенного совета, их ежемесячная зарплата снизилась с 1 500 долларов до менее 300 долларов на бойца.

В Йемене в последние месяцы заметно выросло количество наркотиков, ввозимых контрабандой в районы страны, которые контролируются хуситами (Ансаралла) при поддержке Ирана.

Это увеличение связано, по крайней мере частично, с потребностью хуситов найти альтернативные источники доходов, поскольку Иран сокращает поддержку своих ставленников.

Неправильно расставленные приоритеты

Несмотря на то, что фонды Тегерана истощаются, для него по-прежнему приоритетны расходы на экспорт терроризма, сектантства и дезинформации, а не повседневным нуждам иранского народа.

2 декабря правительство Ирана представило в парламент проект государственного бюджета в размере около 33,7 млрд долларов на следующий финансовый год, который начинается 21 марта, сообщают иранские СМИ.

Сумма проекта бюджета составляет около 8 413 триллионов риалов — это на 74% больше, чем сумма в риалах за прошлый год, но примерно на 5 миллиардов долларов меньше в твердой валюте в связи с резким падением курса риала.

Бюджет включает сумму в 80,5 млрд риалов (327 тыс. долларов) в пользу Фонда сохранения и публикации произведений Касема Сулеймани, обычно называемому «Фонд Касема Сулеймани», который создали после его смерти.

Во главе этой организации стоит 29-летняя дочь Сулеймани — Зейнаб.

5 декабря Зейнаб выступила с заявлением о том, что она не примет деньги, которые лучше направить на удовлетворение потребностей населения.

Однако в дальнейшем стало известно, что в этом году Фонд Касема Сулеймани получил от правительства 400 тысяч долларов в качестве подкатегории бюджета КСИР этого года.

Для самого КСИР финансирования предостаточно.

В марте Хаменеи увеличил финансирование КСИР на следующий год на 33% больше, чем было предложено правительством.

Еще одним признаком неправильной расстановки приоритетов является то, что КСИР финансирует создание памятников и фресок с изображениями командиров КСИР. В их числе фреска «Красота Победы» у входа в аэропорт Багдада, открытая 19 июня Силами народной мобилизации (СНМ).

На фреске изображены Сулеймани и заместитель лидера СНМ Абу Махди аль-Мухандис. Оба они были убиты в результате удара США возле аэропорта, приветствуя толпу иракцев.

Новый памятник Сулеймани, ставший предметом насмешек, был установлен в июне ​​в городе Джирофт его родной провинции Керман на фоне кризиса с коронавирусом. В связи с этим пользователи социальных сетей выступили с критикой приоритетов иранского режима.

Тем временем в Ливане поддерживаемая и финансируемая Ираном «Хезболла» установила памятник Сулеймани в южном городе Марун ар-Рас.

Выкачивание денег у иранского народа

В то время как иранский народ борется с экономическим кризисом, Хаменеи также удвоил бюджет для Басиджа, который находится под контролем КСИР и используется преимущественно для подавления инакомыслия внутри страны.

Военизированные формирования «Басидж» были развернуты во время массовых протестов в ноябре прошлого года после шокирующего решения о повышении цен на бензин на 200%.

По данным Amnesty International, по меньшей мере 304 мужчин, женщин и детей были убиты иранскими службами безопасности во время разгона демонстрации.

Тегеран явно считает вмешательство КСИР и подавление протестов более важным, чем медикаменты или еда.

В марте Хаменеи пообещал выделить 1 млрд евро (1,2 млрд долларов) из Национального фонда развития Ирана для борьбы с COVID-19, однако Министерство здравоохранения Ирана получило лишь 27% этих средств и не в состоянии выплачивать зарплату медицинским работникам. Об этом сообщило информационное издание IranWire со ссылкой на местные иранские СМИ.

«Миллиард долларов был выделен, но потрачен на другие цели. Правительство должно раскрыть правду и отреагировать на справедливые требования медицинских работников», — сказал местным СМИ Хоссейн Али Шахриари, председатель парламентского комитета по здравоохранению.

Вместо того, чтобы поддержать медицинских работников Ирана и обеспечить их необходимым оборудованием и лекарствами в условиях пандемии, КСИР в апреле представил нелепое приспособление, предназначенное для «обнаружения» COVID-19.

Это лишь один из многих примеров того, как режим тратит неисчислимые ресурсы и драгоценное время на восстановление имиджа КСИР, запятнанного в результате ряда смертельных происшествий до и после смерти Сулеймани.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500
Введите защитный код *