Каравансарай
Терроризм

Таджикистан вывезет на родину женщин и детей из сирийских лагерей

Негматулло Мирсаидов

image

Таджикистан планирует репатриацию женщин и детей, находящихся в лагерях Аль-Хол и Рож в Сирии. Снимок сделан сотрудниками посольства Таджикистана в Кувейте в декабре 2020 года во время посещения лагеря Аль-Хол.

ДУШАНБЕ -- Таджикские дипломаты и чиновники готовят репатриацию около 800 членов семей боевиков «Исламского государства» (ИГ) из двух контролируемых курдами лагерей в сирийской провинции аль-Хасакех.

Около 800 таджикистанцев живут в обширных лагерях Аль-Хол и Рож в пустыне. В основном, это женщины и дети, сообщают в Душанбе.

Возвращение этих людей на родину координирует таджикское посольство в Кувейте, сообщили в пресс-службе Таджикистана.

В начале декабря посол Таджикистане в Кувейте Зубайдулло Зубайдзода побывал в Дамаске, где провел серию переговоров с представителями сирийского режима и Сирийского арабского Красного полумесяца, который работает в обоих лагерях, заявляет министерство.

image

Село Тагояк Спитаменского района. В 2012 году несколько семей отсюда отправились в Афганистан, чтобы воевать против правительства этой страны. Одни боевики погибли, другие до сих пор сидят в тюрьмах Афганистана. О некоторых вообще нет вестей. 20 декабря 2020 г. [Негматулло Мирсаидов]

image

Окила Урокова с дочкой Халимой (справа) и одной из племянниц в доме свекрови. Село Тагояк Спитаменского района, 22 декабря. [Негматулло Мирсаидов]

Лагеря находятся под управлением Курдской автономной администрации.

При поддержке международной коалиции, Сирийские демократические силы (СДС) — военное крыло администрации —изгнали ИГ из последнего удерживаемого террористами населенного пункта в марте 2019 года.

«Мы побывали в двух лагерях — Аль-Хол и Рож — и вели переговоры непосредственно с представителями курдских формирований», — сообщил Зубайдзода «Каравансараю» в ходе переписки в интернете.

«После длительных переговоров нам удалось составить список, в который внесено более 200 фамилий наших граждан, готовых вернуться со своими детьми», — сказал он.

«Гуманитарный кризис»

По данным таджикского МВД, только в Аль-Холе содержатся около 600 женщин и детей из Таджикистана. Еще 200 женщин и детей могут находиться в других лагерях.

Условия в лагере Аль-Хол многими характеризуются как близкие к гуманитарному кризису, утверждает Зубайдзода. Люди жалуются на тяжелые условия содержания — не хватает еды, воды, медикаментов. Говорят о высоком уровне смертности среди детей.

«Когда идут дожди, то везде лужи и грязь, кругом антисанитария, — описывает посол увиденное. — Мы сделаем все возможное, чтобы вызволить из этой беды наших граждан. Мы полны уверенности, что это нам удастся сделать».

До поездки в Сирию МВД располагало более точными сведениями только по лагерю Аль-Хол, сказал источник в этом ведомстве. Теперь «ситуация проясняется и в других лагерях».

«Численность таджикских женщин и их детей в лагерях Сирии еще не установлена», — говорит таджикский журналист Мумин Ахмади, работающий на «Радио Свобода» и опубликовавший много материалов на эту тему.

Власти Таджикистана располагают сведениями только в лагерях, контролируемых курдами, сказал он. Никто не знает, есть ли таджикистанцы в лагерях для перемещенных лиц в провинции Идлиб, на границе с Турцией. Неизвестно также, оказались ли они в Африне. Это район в провинции Алеппо, контролируемый турецкими войсками и сирийской Свободной армией.

В Идлибе, который не контролируется сирийским режимом, доминирует экстремистский альянс Тахрир аль-Шам и другие группы оппозиции. Там ведут военную кампанию сирийский режим и российские силы.

Убежденные сторонники террористов хотят остаться

В сирийских лагерях, где идет работа по дальнейшей репатриации, создалась такая ситуация, что некоторые женщины хотят вернуться на родину, а убежденные сторонницы ИГ не верят в разгром группировки и возвращаться не намерены.

Некоторые из таких женщин самоуправно сформировали группы, известные как «хесба» («религиозная полиция»). Эти группы оказывают давление на других женщин в лагерях, требуя от них сохранять верность ИГ и следовать экстремистской идеологии.

Экстремистки устраивали нападения на тех, кто пытался с ними порвать, а в некоторых случаях даже убивали их и поджигали их палатки.

Мумин Ахмади считает, что таджикские женщины в лагерях Аль-Хол и Рож, например, как бы раскололись на две группы. Первая — те, кто раскаялся и хочет вернуться в Таджикистан. Вторая — против возвращения. Между этими группами постоянно возникают словесные перепалки.

«Некоторые таджички полностью не раскрывают себя, называют себя тунисками, а узбечки выдают себя за уйгуров», — рассказывает Ахмади об экстремистски настроенных женщинах.

«Лично я имел беседы с десятками таджикских женщин, которые поражение ИГ считают временным явлением», — говорит он.

«Может, это связано с тем, что ИГ еще активно в Идлибе. Многие рассчитывают, что им удастся совершить побег и присоединиться к своим сторонникам в Идлибе», — размышляет журналист.

Обязательства государства

Необходимо возвращать своих граждан, оказавшихся в беде, говорят политики, дипломаты, аналитики, представители духовенства. Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан активно занимаются этим вопросом.

Процесс несколько застопорился в связи с пандемией нового коронавируса. Со стабилизацией положения все государства региона продолжили действовать в этом направлении.

«Ислам призывает мусульман к добру и милосердию, сочувствию и состраданию, единству, сплоченности. Это нравственная норма нашей религии, да и других тоже», — сказал имам-хатиб мечети «Нури Ислом» Азизулло Саломов, делясь своим мнением по вопросу репатриации беженцев из сирийских лагерей.

Среди тех, кто оказался в Сирии, «есть много обманутых и заблудших, покаявшихся. Прощение и великодушие особо подчеркиваются в Коране и Хадисах пророка Мухаммада», сказал священнослужитель.

Заместитель директора Центра исламоведения при президенте Таджикистана Рустам Азизи считает, что здесь главное — Конституция страны, в соответствии с которой государство имеет обязательства перед своими гражданами.

В первую очередь, они — граждане Таджикистана, «и государство выполняет в данном случае свои обязательства. Совершили они преступление или нет, это другой вопрос», добавил он.

Репатриация из Афганистана

Помимо усилий в Сирии, власти Таджикистана провели работу по возвращению женщин и детей из Афганистана.

В 2019 году Окила Урокова, Нодира Усмонова, и Шафоатхон Хомидова, каждая с двумя и тремя детьми, влачили жалкое существование на севере Афганистана.

Туда они отправились за своими мужьями, которые попав под влияние религиозно-экстремистских организаций, примкнули к группировкам, воевавшим против правительства этой страны.

В ходе одного из боев их мужья попали в плен к правительственным войскам и оказались в тюрьме. Женщины были вынуждены жить на подачки местного населения, которое и так едва сводит концы с концами.

Таджикские власти помогли родителям женщин деньгами, чтобы они могли поехать за детьми и внуками.

Окилу и Шафоатхон вернули на Родину в начале января 2019 года, а Нодиру привезли в начале июня того же года.

Их мужья до сих пор не вышли на свободу. А женщины с детьми вспоминают проведенные кошмарные года, скитания по чужим странам, нищету и голод, взрывы бомб и снарядов как страшный сон.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500