Каравансарай
Права человека

«Дети Гулага», пострадавшие от преступлений сталинизма, борются за справедливость

Каравансарай и AFP

image

В День памяти жертв сталинских репрессий посетитель смотрит кадры похорон Сталина во время церемонии открытия нового музея, посвященного советским исправительно-трудовым лагерям Гулага. Москва, 30 октября 2015 г. [ВАСИЛИЙ МАКСИМОВ / AFP]

ЗОЛОТКОВО, Россия -- Елизавета Михайлова живет в обветшалом доме в российской глубинке и вот уже 30 лет ждет, когда наконец восторжествует справедливость.

72-летняя дочь узника Гулага — одна из постаревших детей тех, кого отправляли в печально известные советские лагеря. Детям обещали компенсацию, но они не получили ее до сих пор.

По закону, принятому после исчезновения СССР в 1991 году, им полагается жилье в том городе, откуда забрали их родителей. В случае Михайловой, это Москва, которая находится от ее дома примерно в 300 км.

«Мои родители хотели, чтобы мы вернулись... вот поэтому я до сих пор борюсь», — говорит женщина, в прошлом стоматолог.

image

Григорий Вайпан, 30-летний юрист и правозащитник, дает интервью AFP в Музее Гулага. Москва, 22 декабря 2020 года. [Наталия КОЛЕСНИКОВА / AFP]

Она ждет долго, ютясь с двумя дочерями в 40-метровой комнате ветхого дома неподалеку от поселка Золотково, в пяти часах езды от российской столицы.

Это нелегкая жизнь. Они рубят дрова, чтобы топить печь, которая используется для обогрева комнаты. Туалет отделен от комнаты занавеской.

Отца Михайловой Семена, занимавшего руководящую должность в химической промышленности, арестовали во время массовых чисток, которые начал Сталин. Отца обвинили в участии в контрреволюционной организации.

После восьми лет в лагере на Дальнем Востоке Семену дали еще 25 лет в Сибири, но этот срок сократился, потому что в 1953 году Сталин умер.

«Трагедия для семьи»

Бывшие заключенные не имели права селиться ближе чем за 100 км от любого крупного города, поэтому Семен и его семья вначале жили в теперешней Молдове, а оттуда вернулись в Россию.

«Это трагедия, трагедия для семьи», — рассказывает Михайлова.

Несколько лет назад, с полным чемоданом документов, Михайлова пришла к Григорию Вайпану, в ту пору только закончившему МГУ и Гарвард.

«Мы сразу же поняли, что не можем бросить эту женщину», — вспоминает 30-летний юрист, специализирующийся в сфере правозащиты.

Он взял ее дело вместе с делами еще двух жертв Гулага: Алисы Мейсснер и Евгении Шашаевой, которые до сих пор живут в глуши, неподалеку от бывших лагерей.

Первый успех пришел в 2019 году, когда Конституционный суд России признал, что закон о компенсации не применяется из-за изменений и практически невыполнимых условий. Суд определил, что законодатели должны найти решение.

С тех пор новый законопроект прошел первое чтение в Государственной Думе, но он не поможет Михайловой и остальным, поскольку ставит их в очередь на получение социального жилья, считает Вайпан.

В Москве ожидание такого жилища занимает почти 30 лет.

Второе чтение планировалось в конце января, однако не состоялось.

«[Они] всю жизнь прожили в ссылке», — констатирует Вайпан. И хотя сейчас поселиться там, где жили их родители, невозможно, эти люди должны, по крайней мере, получить возможность вернуться в города.

Как отмывали историю

По мнению тех, кто выступает на стороне ныне живущих «детей Гулага», это самое меньшее из того, что страна может сделать для жертв сталинского террора — периода истории, который российские власти часто предпочитают замалчивать.

Голод в Казахстане в 1930-х годах — еще один пример ужасов сталинской эпохи, который историки сегодня пытаются подробно осветить, публикуя книгу «Голодная степь: голод, насилие и создание Советского Казахстана» (The Hungry Steppe: Famine, Violence, and the Making of Soviet Kazakhstan) американского историка Сары Кэмерон. В этом же году на премию «Оскар» выдвинут фильм «Плач великой степи» алматинской компании MG Productions.

В последние годы правление Сталина представляют в России в положительном ключе, преуменьшая значение репрессий и насильственной коллективизации, которые унесли миллионы жизней.

Такие попытки переписать историю вновь всколыхнули переживания жителей Центральной Азии, семьи которых пострадали от рук сталинских палачей.

К ужасу жертв сталинизма и их родных, в апреле прошлого года российский президент Владимир Путин даже расхваливал «преимущества» восстановления Советского Союза.

«Преодолевая фобии прошлого, страхи по поводу возрождения Советского Союза и советской империи, все-таки понимание того, что объединение на пользу всем, неизбежно пробивает себе дорогу неизбежно», — заявил он тогда в эфире государственного телеканала «Россия 1».

Но для большинства стран подобное «объединение» означало бы потерю независимости, считают эксперты.

«Их будущее сломали»

Большинство «детей Гулага» сегодня старше 70 и 80 лет. В России их осталось около полутора тысяч, сказал 38-летний директор Музея Гулага в Москве Роман Романов.

«Их будущее сломали и никогда так и не исправили это. Они до сих пор страдают от последствий репрессий», — утверждает он.

Сейчас, наконец, возникла положительная динамика. ООН и Международная федерация за права человека недавно призвали российские власти заняться этим вопросом. Открытое письмо с требованием справедливости в середине января подписали более 100 известных общественных деятелей.

Петиция, подготовленная Вайпаном, собрала более 80 000 подписей. Подписавшие настаивают на принятии адекватного закона, который помог бы Михайловой и другим «детям Гулага» вернуться домой.

«Мы смогли привлечь внимание к этим людям и показать, что они существуют. У них есть право вернуться, закон должен работать», — подчеркнул Вайпан.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 1

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

Сралин был тот ещё маньяк.

ответ