Каравансарай
Бизнес

Таджикистан ищет зарубежных партнеров-инвесторов — не грабителей — для добычи полезных ископаемых

Негматулло Мирсаидов

image

Аффинажный завод в промышленной зоне «Зарафшон», 2012 г. Здесь перерабатывается золотая руда. [Негматулло Мирсаидов/Каравансарай]

ДУШАНБЕ -- Таджикистан, ищущий зарубежных партнеров для добычи природных богатств, уже выучил один урок: остерегаться Китая.

По данным Центральноазиатского бюро аналитической журналистики (CABAR), Пекин владеет почти половиной внешнего долга Таджикистана, составляющего $3,2 млрд. Это дает Китаю устрашающий рычаг воздействия на Душанбе.

«Китай знает, что Таджикистан не сможет вернуть долг, поэтому потребует взамен рудники драгоценных металлов или часть земель Таджикистана», — сказал журналистам CABAR в январе экономический обозреватель Зульфикор Исмоилиён.

Наверное, это не простое совпадение, что китайские военные содержат военную базу в Таджикистане, по меньшей мере, с 2016 года. База находится в Горно-Бадахшанской области, примерно в 13 км от афганской границы и в 30 км от границы с Китаем.

image

Кураминский хребет. На его северном склоне находятся крупнейшие месторождения серебра, золота, цинка и свинца. Здесь также расположено крупнейшее в мире месторождение серебра Большой Кони Мансур. Оно годами ждет разработки. Таджикско-узбекская граница, 2012 год. [Негматулло Мирсаидов/Каравансарай]

image

Фанские горы. Здесь находятся неисчислимые залежи полезных ископаемых. По одну сторону реки Фандарья можно найти цинк, ртуть, серебро и уголь, по другую — золото. Согдийская область, 27 июня. [Хулкар Юсупов]

В этой же провинции, после десяти с лишним лет обсуждений, Таджикистан уступил 1 122 кв. км своей территории Китаю, что вызвало негодование у многих таджикистанцев.

Став очевидцами таких уступок Китаю, таджикистанцы теперь еще больше возмущены алчностью китайских добывающих компаний в Таджикистане.

Доктор экономических наук Ходжимухаммад Умаров говорит, что китайские фирмы, работающие в сфере добычи полезных ископаемых, думают об одном — увезти в КНР как можно больше природных богатств Таджикистана.

Серьезный бизнес так не поступает. Он будет строить, чтобы обосноваться на многие десятилетия, считает ученый.

Это оскорбительное поведение усугубляется и тем, что китайские компании редко нанимают местных специалистов.

«Китайские компании, действующие в Центральной Азии, часто привозят большинство работников из Китая. Это вызывает раздражение у многих представителей местного населения в связи с тем, что такие зарубежные инвестиции не помогают нанимать граждан страны», — сообщали журналисты «Радио Свобода» в 2019 году.

Огромные залежи полезных ископаемых ждут разработки

Таджикистан предоставляет широкие возможности для выгодного партнерства в добыче ископаемых. 93% территории Таджикистана занимают горы. В их недрах сокрыты практически все элементы таблицы Менделеева.

Если Горный Бадахшан характеризуется бездорожьем и неразвитой инфраструктурой, которая препятствует освоению его богатств, то месторождения в Согдийской области расположены в непосредственной близости от железных дорог и международных транспортных коридоров, практически на равнине.

«Таджикистан по запасам пяти видов полезных ископаемых входит в первую тройку в мире. У нас огромные запасы серебра, цинка, свинца, бора, сурьмы. И многие месторождения ждут разработки», — сказал министр промышленности и новых технологий Шерали Кабир в ходе пресс-конференции 15 февраля.

По данным министерства, только на территории Согдийской области насчитывается более 214 богатейших месторождений природных ископаемых. Стоимость скрытого объема руд металлов в этих недрах согласно предварительным подсчетам оценивается в 10 миллиардов долларов США.

«Повышение цен на рынке металла... вселяет в нас определенный оптимизм. Одним из интересных наших проектов является восстановление и модернизация Адрасманского горно-обогатительного комбината, способного ежегодно перерабатывать до 600 тысяч тонн руды в год», — отметил Кабир.

Серебро продавалось по $17,90 за унцию в конце 2019 года и $26,40 — в конце 2020 года.

«Ведь у нас есть уникальное месторождение серебра — Большой Кони Мансур, который по запасам является крупнейшим в мире — 1 млрд. тонн руды», — сообщила представитель Министерства промышленности и новых технологий в Согдийской области Наргис Шамсиева.

«Запасы серебра превышают 50 тысяч тонн. Никто еще не знает, какие еще металлы находятся в недрах земли кроме серебра, свинца и цинка. Это 30 лет работы для добывающей компании», — сказала она.

Права на Большой Кони Мансур до сих пор оспариваются австралийской и китайской фирмами.

По словам Шамсиевой, правительство рассчитывает на участие в реализации проектов по добыче полезных ископаемых компаний из других стран, кроме КНР.

Риски сотрудничества с Китаем

Как сообщили а Госкомитете по инвестициям и управлению госимуществом, в настоящее время в стране реализуется около 70 государственных инвестиционных проектов на общую сумму более 3,5 миллиарда долларов.

Правительство в 2021 году намерено привлечь зарубежные и отечественные инвестиции на сумму $354 млн.

Этот капитал планируется направить на создание 11 современных предприятий в области переработки — как в горнодобывающей сфере, так и в сельском хозяйстве.

По данным Минфина, в рамках Программы государственных внешних заимствований в ближайшие три года правительство Таджикистана планирует привлечь более $1,1 млрд.

На фоне таких целей пандемия COVID-19 показала, что чрезмерно рассчитывать на китайскую модель инвестирования опасно, подчеркнул Кабир.

«Как показал период пандемии, привлечение рабочей силы из Китая сопряжено с большим риском», — сказал он.

«Если в промышленной зоне “Зарафшон” в период пандемии не было перебоев, поскольку 98% персонала — рабочие и специалисты из Таджикистана, то в промышленной зоне “Истиклол” долгое время добыча и первичная переработка были приостановлены. Причина в том, что уехавшие на новогодние праздники китайские рабочие и специалисты не смогли вернуться вовремя в связи с карантином», — рассказал Кабир.

«Длительный простой производства нанес экономике Таджикистана осязаемый ущерб».

Перспективы совместной работы с США

Соединенные Штаты помогли Таджикистану в нескольких совместных проектах.

Партнерство с Таджикистаном в сфере добычи заключила американская компания Comsup Commodities, Inc., сообщает Министерство промышленности и новых технологий страны.

Это предприятие — Анзобский горно-обогатительный комбинат — является одним из старейших. Здесь добывают горную руду, содержащую ртуть и сурьму, начиная с 70-х годов. Однако после распада СССР комбинат встал на десять с лишним лет.

Лишь в 2005 году с помощью американских инвестиций комбинат возобновил свою работу.

По данным министерства, за 15 лет американская компания вложила в модернизацию Анзобского комбината в общей сложности $300 млн.

Американский инвестор также помог в создании одного из самых успешных таджикистанских предприятий по выпуску прохладительных напитков.

В начале 2000-х годов американский фонд Аква Кристалл вложил $3,8 млн в проект создания предприятия «Оби Зулол» в Истаравшане (бывшем Ура-Тюбе) Согдийской области. «Оби Зулол» выпускает воду, прохладительные напитки и детское питание.

В 2020 году в условиях пандемии коронавируса компания выпустила продукции на 285,4 млн сомони ($25,83 млн), при этом 60% произведенного детского питания было экспортировано за рубеж.

«[Предприятие “Оби Зулол”] развивалось на фундаменте, который заложил, в том числе, американский бизнес и другие [участники]», — сказала Шамсиева.

К тому же, американские власти предоставили миллионы долларов прямой помощи

Агентство США по международному развитию (USAID) реализует многолетние программы поддержки экономического сектора ($56 млн), здравоохранения ($30 млн), демократии и государственного управления ($14,4 млн) и образования ($20 млн), сообщило американское посольство.

«Мы поддерживаем экономическое развитие и продовольственную безопасность Таджикистана через многочисленные проекты по оказанию помощи таджикским фермерам и их обучению, содействуем социальной стабильности посредством проектов управления водными ресурсами на местном и региональном уровне», — сообщил посол США Джон Марк Поммершайм.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500