Каравансарай
СМИ

Какие уроки Центральная Азия может извлечь из гибридной войны России против Европы?

Тамара Горделли

image

Украинский военнослужащий на линии фронта с поддерживаемыми Россией сепаратистами. Окрестности г. Марьинка, Донецкая область, 12 апреля. [AFP]

БЕЛЬГИЯ — По мнению европейских политиков и экспертов, странам следует расширить свои знания о стратегии гибридной войны как способе противодействия российской тактике распространения дезинформации.

Такая информация особенно актуальна для стран Центральной Азии на фоне наращивания Россией военной мощи вдоль границы с Украиной и опасений, что вскоре российская агрессия может прийти и в этот регион.

Сообщается, что численность российских войск на границе с бывшей советской республикой сейчас больше, чем когда-либо с 2014 года, когда впервые вспыхнула война на востоке Украины, а Россия незаконно захватила Крым.

Наращивание российского военного присутствия происходит одновременно с активизацией боевых действий между украинской армией и поддерживаемыми Россией сепаратистами.

image

Президент РФ Владимир Путин позирует для фото на вездеходе. Сибирский федеральный округ, 21 марта. [Алексей Дружинин/Sputnik/AFP]

image

«Мы много раз видели, как Путин и контролируемые государством российские СМИ устраивали игры в Центральной Азии, продвигая свою политическую повестку дня и вовсю используя манипуляции и лживые заявления», — говорит проживающий в Киеве Майкл Андерсен, датский журналист, на протяжении 20 с лишним лет освещавший события в постсоветских странах. [Страница Sputnik Kazakhstan в Фейсбуке]

«Все больше и больше людей видят и осознают, что появился новый вид войны — гибридная война», — сказала литовский политик, депутат Европейского парламента Раса Юкнявичене.

«Европейский союз — тоже мишень этой войны», — добавила она. Юкнявичене состоит в Специальном комитете по иностранному вмешательству во все демократические процессы в Европейском союзе, включая дезинформацию.

Созданный в июне прошлого года комитет занимается повышением осведомленности о тактике России.

Как утверждает Юкнявичене, одним из способов влияния России на политические институты стали денежные вливания.

«Эти деньги нацелены на конкретные политические партии и политические силы, которые потом уже изнутри ведут антиевропейскую работу. Даже в Европейском парламенте мы видим евроскептические политические группы. Если Советский Союз работал с коммунистическими партиями Европы, сейчас российские деньги идут уже в конкретные европейские политические системы», — сказала она.

По словам Юкнявичене, одна из основных целей созданного ЕС комитета — «исследовать, откуда и как приходят деньги».

«Демократия, свобода слова — угроза [России]... Чем слабее такие организации, как Евросоюз, тем лучше диктаторам», — говорит она.

Она считает, что цель Москвы — «раздроблять, сеять хаос в государствах Евросоюза». Чтобы противостоять этим усилиям, «уже не надо вести войну с оружием, это и есть война, которая ведется по-другому», — гибридная война.

Юкнявичене, которая до прихода в политику работала врачом, говорит, что в работе над сложными проблемами использует тот же подход: сначала ставит диагноз, а затем назначает лечение.

«Диагноз специальный комитет уже поставил, а когда у людей будет информация, какими методами на них могут влиять, когда у всего будет свое имя, это уже будет начало пути к победе», — считает она.

Что такое гибридная война?

По словам Елены Карбу, соучредителя и исполнительного директора Офиса связи украинских аналитических центров в Брюсселе, российская стратегия гибридной войны включает в себя пять ключевых инструментов.

Это экономическое, энергетическое, политическое и милитаристическое давление, сопровождаемое дезинформацией или информационной войной.

«Украина и Грузия стали плацдармом этой войны», — говорит она.

В странах, где Россия ведет гибридную войну, каждый из инструментов присутствует постоянно с разной степенью выраженности, поясняет Карбу.

«Если говорить о политическом виде влияния, это поддержка пророссийских политических сил, это дестабилизация политической структуры и вмешательство в выборный процесс», — сказала она.

«Опасность гибридной войны в том, что агрессор использует слабые стороны. Государство должно становиться сильнее. Оно должно делать свои государственные институты сильнее, убрать коррупцию, повысить информационную грамотность населения», — добавила Карбу.

«Самый важный инструмент борьбы — это демократизация общества, это экономический рост и консолидация населения и, конечно же, соблюдение прав человека», — заявила она.

По словам политолога, основателя Грузинского центра стратегического анализа Нодара Харшиладзе из Тбилиси, тактика Кремля включает в себя нарративы и подходы, учитывающие специфику каждой конкретной страны.

«Россия не говорит, что она хорошая, они говорят, что Европа плохая», — сказал он.

По мнению Харшиладзе, в Грузии российская пропаганда пытается убедить общественность в том, что Европа такая же «плохая», как Россия, которая оккупирует 20% территории Грузии, и Москва — меньшее из двух зол.

«У России есть цель, чтобы у половины населения не было бы отрицательного отношения к ним, больше им и не нужно», — утверждает он.

Угроза для Центральной Азии

Уроки, извлеченные из событий в Украине и Грузии, особенно актуальны, учитывая беспокойство наблюдателей в Центральной Азии по поводу агрессии Москвы.

Режим президента Владимира Путина «ведет деструктивную внешнюю политику, включающую активную гибридную войну», говорит Арман Шураев, бывший член Национального совета общественного доверия при Президенте Казахстана.

«Путин понимает только язык силы при достижении стратегических целей. Поэтому, учитывая события в Украине, я не исключаю, что у Казахстана теоретически может быть аналогичный опыт с таким непредсказуемым соседом», — сказал он.

Встревоженный агрессивным поведением Кремля на постсоветском пространстве, Казахстан делает шаги по защите своей национальной безопасности и модернизации своих вооруженных сил.

Очередными примерами, вызвавшими подобное беспокойство, стали серии ирредентистских заявлений в отношении казахстанской территории, сделанных российскими политиками и журналистами за последние два месяца.

Обеспокоенные местные жители и наблюдатели в Кыргызстане также бьют тревогу в связи с активизацией усилий Москвы по расширению влияния в стране.

«Странам Центральной Азии следует обращать внимание на то, что происходит в Донбассе и Крыму», — сказал проживающий в Киеве Майкл Андерсен, датский журналист, на протяжении более 20 лет освещавший события в постсоветских странах.

«Путин определенно не хочет, чтобы республики бывшего СССР, которые он видит своей собственностью, сближались с Западом», — добавил он.

«Путин не смог смириться с тем, что украинский народ построил демократию после Майдана [антикремлевского движения на Украине], потому что боялся, что россияне подхватят эту идею, и он это разрушил», — заявил Андерсен.

«Мы много раз видели, как Путин и контролируемые государством российские СМИ устраивали игры в Центральной Азии, продвигая свою политическую повестку дня и вовсю используя манипуляции и лживые заявления», — отметил он.

«И это как раз то, что Путин делал в Грузии и Украине до начала войны».

Вам нравится эта статья?

Комментарии 6

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

Россия гарант мира в центральный Азии,завтра нам нада будет защищаться от, талибов от исламских террористов кто нас будет защишать кроме России.?

ответ

Ненавижу Россию, а Путина ещё больше ненавижу. Путину должен быть капут.

ответ

Выводы сделаны простые и точка России верить нельзя.

ответ

Центральная Азия — это не Украина или Грузия, и России это хорошо известно. Пара каракалпакских предателей хотела разжечь конфликт, но у них ничего не получилось.

ответ

Нам надо поддерживать Украину в российско-украинской войне.

ответ

Россия подлежит закрытию.

ответ