Каравансарай
Права человека

Пекин превратил страдания мусульман в Синьцзяне в музыкальную мелодраму

Каравансарай и AFP

image

Кадр из фильма «Крылья песен», YouTube. [Архив]

ПЕКИН -- Новый мюзикл государственного производства, снятый в Синьцзяне, прокатился по кинотеатрам Китая. Картина изображает красочную провинциальную идиллию дружбы народов — зрелище, характерно лишенное реальности, в которой есть лагеря «перевоспитания», массовая слежка и чудовищные издевательства, ставшие визитной карточкой этого региона.

Более миллиона уйгуров и других мусульман, говорящих на тюркских языках, в том числе этнических казахов и кыргызов, попали в лагеря в Синьцзяне, где подвергаются геноциду.

Сначала Пекин отрицал существование лагерей, а теперь защищает, называя их «центрами профессиональной подготовки», призванными искоренить терроризм и дать больше возможностей для трудоустройства.

Однако существуют четкие доказательства рабства и принудительного труда в хлопковой промышленности Синьцзяна, что поднимает протесты по всему миру, а расследованные факты систематических изнасилований, стерилизации и издевательств над мусульманскими женщинами вызывают международное возмущение.

image

Китайские власти запустили новую волну пропаганды, оспаривая критику, с которой столкнулся режим за обращение с уйгурскими мусульманами в Синьцзяне. Очередным произведением пропаганды стал и музыкальный фильм «Крылья песен» (The Wings of Songs). Кадр из фильма в YouTube.

image

Реальность: сторожевая вышка на объекте строгого режима. Это один из «лагерей перевоспитания» в Синьцзяне. [Грег Бейкер/AFP]

Обращение с этническими меньшинствами в Синьцзяне — «яркий пример» прогресса в соблюдении прав человека, заявил в феврале министр иностранных дел Китая Ван И.

Вдохновленные Голливудом

На фоне растущего возмущения Китай перешел в продуманное публичное наступление внутри страны и за ее пределами в попытке изменить акценты.

Рэп, фотовыставки, а теперь и новый мюзикл «Крылья песен» идут в авангарде борьбе за культурное преобразование взглядов на регион. Одновременно легион знаменитостей, словно по собственной инициативе, бросился на защиту запятнанной текстильной промышленности в Синьцзяне.

Пекин отвергает все обвинения и, наоборот, представил Синьцзян раем, где царит национальное единство и экономическое обновление. А все потому, что регион отвернулся от насильственного экстремизма, процветавшего тут годами, благодаря исключительно великодушному вмешательству государства.

Фильм, премьера которого, как сообщается, откладывалась на год, повествует о трех мужчинах, принадлежащих к трем разным народам. Они мечтают об успехе, черпая музыкальное вдохновение в разных культурах, во время путешествий среди заснеженных гор и пустынных ландшафтов обширного региона.

В рассказе о фильме государственное китайское издание Global Times сообщает, что успешные зарубежные картины вроде «Ла-Ла Ленд» «вдохновили китайские студии» на съемки собственных киношедевров.

Но в мюзикле нет ничего о камерах наблюдения и проверках, идущих по всему Синьцзяну.

Характерно и отсутствие любых упоминаний ислама, при том, что более половины жителей Синьцзяна — мусульмане, а также мечетей и женщин с покрытыми головами.

В одной из сцен главный герой, гладко выбритый уйгур, поднимает тост с пивом в руке.

Мрачная реальность

Внутри Китая дискуссия по уйгурскому вопросу заглушена.

В феврале Китай мигом прекратил работу в стране мобильного приложения Clubhouse, на аудио-платформе которого недолгое время велись неподцензурные дискуссии, в том числе и о Синьцзяне. И уйгуры открытым текстом рассказывали китайским слушателям о своей жизни.

Такое недолгое открытие «настоящего» интернета в Китае давало возможность избавиться от табуированных тем политической и общественной жизни. Обычно такое многозвучие голосов заглушает Коммунистическая партия Китая (КПК).

30-летняя Алекс Су, редактор новой технологической компании в Пекине, рассказала, что за недолгое время своего пребывания в Clubhouse ее особенно тронул разговор, в котором уйгурские мусульмане рассказывали о своих страданиях от дискриминации в Синьцзяне.

«Это действительно информация, обычно недоступная для нас в стране», — рассказала она в телефонной беседе с «Нью-Йорк Таймс».

Пекин «знает, что ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой», говорит Ларри Онг из американской консалтинговой компании SinoInsider в интервью AFP.

В случае с другими очередные пропагандистские усилия в Синьцзяне, кажется, достигают цели.

«Я был в Синьцзяне. Этот фильм очень реалистичный», — сказал AFP один из зрителей, посмотревший «Крылья песен» в Пекине.

«Люди счастливы, свободны и открыты», — отметил он, при этом отказавшись назвать свое имя.

Уйгурские правозащитники быстро развенчали фильм.

«Представление о том, что уйгуры могут петь и танцевать, и потому нет никакого геноцида, не сработает», — убежден американский юрист уйгурского происхождения, старший научный сотрудник Института Хадсона в Вашингтоне Нури Туркел. Его слова публикует «Нью-Йорк Таймс».

«Геноцид может произойти в любом живописном месте».

Китайские «волки-воины» наносят ответный укус

Китайские дипломаты («волки-воины») стали намного агрессивнее в своей риторике и реагировании на вопросы международной и внутренней повестки, в том числе и на тему Синьцзяна. Они сыплют оскорблениями в Твиттере, который запрещен в Китае, очерняют тех, кто выступает с критикой, и твердят о заговоре.

Термин «дипломатия волков-воинов» стал общепринятым в 2019 году, когда китайские официальные лица — наиболее ярко представитель МИД Китая Чжао Лицзянь — стали яростно защищать страну в социальных сетях.

Прозвище «волк-воин» впервые появилось в фильме о спецназовце, китайской версии Рэмбо.

Недавняя гиперактивность китайских представителей последовала за возобновленным глобальным давлением на Пекин за его обращение с мусульманами в Синьцзяне.

В конце марта, когда Европейский союз, Британия, Канада и США ввели санкции из-за Синьцзяна, представитель МИД Китая Хуа Чуньин зашла так далеко, что связала ЦРУ США с придумыванием касающейся Синьцзяна риторики в целях дестабилизации Китая.

6 апреля Турция вызвала посла Китая после того, как его представительство жестко высказалось в социальных сетях о двух высокопоставленных турецких политиках, критиковавших наступление Пекина на мусульман.

В тот же день китайский суд приговорил к смертной казни двух уйгуров, ранее состоявших в правительстве Синьцзяна, за ведение «сепаратистских действий».

В марте появилась рэп-композиция, бичующая «ложь» «западных колонистов» о хлопке из региона. В то же время государственный вещатель CGTN вскоре выпустит документальный фильм о беспорядках, вызвавших жесткую реакцию Пекина.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500