Каравансарай
Экономика

Казахстанский закон, запрещающий продажу земли иностранцам, стал демонстративным посланием Китаю

«Каравансарай» и AFP

image

Сотрудники полиции задерживают протестующих в ходе демонстрации против китайской экономической экспансии. Подобные протесты, наряду с политическим давлением, вынудили правительство Казахстана принять в мае 2021 года новый закон, запрещающий продажу земли иностранцам. Алматы, 2019 г. [Руслан Пряников/AFP]

НУР-СУЛТАН — Введенный на этой неделе Казахстаном запрет на продажу сельскохозяйственных земель иностранцам подчеркивает растущее беспокойство страны по поводу китайских территориальных посягательств и инвестиционных схем.

Закон, запрещающий аренду и продажу земли иностранцам, окончательно утвердил временный запрет, введенный в 2016 году после того, как общенациональные протесты против противоречивых поправок к земельному кодексу потрясли режим и разожгли антикитайские настроения.

Митинги в том году были вызваны предложением властей внести поправки в земельный кодекс, чтобы продлить срок аренды земли для иностранцев. Однако этот шаг, который, по их словам, сделает проекты более привлекательными для инвесторов, усилил опасения по поводу того, что китайцы будут масштабно скупать казахстанские сельхозугодия.

Создание возможностей для казахстанских предпринимателей

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал новый закон в четверг (13 мая), когда оппозиционные группы готовились к новым демонстрациям в поддержку запрета в знак протеста против китайских инвестиционных проектов.

image

Мужчина едет на лошади посреди пастбищ между Уфой и Костанаем. Правительство Казахстана 13 мая окончательно запретило продажу сельхозугодий иностранцам. Казахстан, 10 июля 2017 г. [Франк Файф/AFP]

«Фактически президентский закон о земле исключил все возможности и лазейки для приобретения и аренды сельхозземель иностранцами», — написал в среду в Телеграме советник Токаева Ерлан Карин.

«Запрет на продажу и аренду земель иностранцам — это основа политического консенсуса между властью и обществом, которую нужно было заложить в первую очередь и как можно скорее», — сказал депутат законодательной палаты парламента Казахстана, член Комиссии по земельной реформе Айдос Сарым, проголосовавший за законопроект.

«Чрезвычайно важно, что мы достигли согласия, при котором общество обрело уверенность и спокойствие», — добавил он.

Опасения по поводу того, что закон приведет к потере значительного притока инвестиций в сельскохозяйственный сектор, Сарым отверг.

«Необходимо выработать стабильные на 20 лет правила игры, которые будут понятны и фермерам, и инвесторам. В этом случае, при должном уровне взаимного доверия, сформируется работающий земельный рынок и будет эффективное освоение земель нашими, казахстанскими предпринимателями», — заявил он.

Активист оппозиции Жанболат Мамай в своем посте в Фейсбуке в четверг назвал новый закон «победой», но призвал активистов борьбы за сельскохозяйственные угодья собраться в Алматы в субботу в любом случае.

«Предупредим власти, что никогда не сдадим нашу землю в аренду иностранцам! Мы должны протестовать против строительства [в Казахстане] 56 китайских заводов!» — написал Мамай.

Сделки с Китаем вызывают недовольство

Действия Китая в Казахстане вызывают беспокойство и негодование — даже несмотря на то, что Пекин выставляет себя экономическим партнером.

Правительство Казахстана стремилось привлечь инвестиции из соседнего Китая. При этом Министерство иностранных дел Казахстана назвало свою страну «пряжкой» в пекинской инициативе «Один пояс и один путь» (BRI) стоимостью триллион долларов.

Однако рядовые казахстанцы настроены иначе. Беспокойство вызывает тот факт, что проект может позволить Китаю покупать сельхозугодья или заключать выгодные долгосрочные договоры аренды, равносильные праву собственности.

Аналитики предупреждают, что широко разрекламированная BRI может привести к тому, что страны Центральной Азии окажутся в долговой кабале перед Пекином.

BRI, «в конечном итоге, является средством реализации геополитических амбиций Китая», говорится в докладе вашингтонского Центра новой американской безопасности, опубликованном в апреле 2019 года.

«То, что для принимающих стран оборачивается издержками, — утратой контроля, отсутствием прозрачности, задолженностью, возможностью двойного использования и коррупцией, для Пекина зачастую превращается в стратегические активы», — утверждают авторы доклада.

Кроме того, недавние заявления со стороны Китая сделали признание Пекином суверенитета Казахстана в лучшем случае сомнительным.

«Китайские и казахстанские вооруженные силы решительно расправляются с “тремя силами зла” и выступают против создания “цветной революции” в регионе», — сказал посол Китая в Казахстане Чжан Сяо в интервью казахстанским СМИ 1 августа.

Пекин регулярно использует формулировку «три силы зла» для обозначения терроризма, экстремизма и сепаратизма.

Для многих казахстанцев упоминание «цветной революции» выглядело так, будто Китай рассматривает идею отправки своих войск в Казахстан.

В апреле 2020 года Министерство иностранных дел Казахстана вызвало Чжана для выражения протеста после того, как опубликованная на китайском сайте Sohu.com статья поставила под сомнение суверенитет Казахстана над собственной территорией. В статье утверждалось, что эти земли исторически были частью Китая и что «Казахстан был вассалом империи Цин».

Территориальные претензии Пекина только усиливают синофобские настроения в Центральной Азии, сказал в ноябре прошлого года Марс Абаев, житель Бишкека и корреспондент новостного сайта Orbita.kg.

Подобные заявления, вкупе с фактической потерей территории Центральной Азии в пользу Китая, дали казахстанцам повод для беспокойства.

В 2011 году Таджикистан уступил Китаю более 1 100 кв. км своей территории. Этот шаг вызвал недовольство многих таджикистанцев и не остался незамеченным в остальной части Центральной Азии. Земли были переданы после того, как Таджикистан не мог вовремя погасить некоторые из своих долгов перед Китаем.

Уроки Синьцзяна

Притеснение Китаем мусульман в Синьцзяне усугубляет ярость казахстанцев в адрес Пекина.

«Протесты против земельной реформы в Казахстане в основном подпитывались антикитайскими настроениями», — говорит Серикжан Билаш, казахстанский правозащитник, проживающий в Стамбуле.

«Казахстанцы не хотят, чтобы на их землю пришли китайцы. Китайцы, которые преследуют наших соотечественников [этнических казахов] и представителей других мусульманских меньшинств в Синьцзяне, нарушая их базовые человеческие права, отправляя их в лагеря перевоспитания, где их содержат в ужасных условиях и подвергают пыткам», — сказал он.

«Нужно добиваться не только законодательного запрета продажи и аренды земли иностранцам, но и китайской экономической экспансии, включая запуск новых китайских предприятий в Казахстане», — добавил он.

Более миллиона уйгуров и других мусульман тюркского происхождения, в том числе этнические казахи и киргизы, содержатся примерно в 400 местах заключений, включая лагеря «политического просвещения», следственные изоляторы и тюрьмы.

В лагерях для задержанных оказались даже жители Казахстана, навещавшие родственников в Синьцзяне.

В регионе проживает не менее 1,5 млн этнических казахов. Это вторая по величине тюркская группа после уйгуров.

Вслед за изначальным отрицанием существования центров содержания под стражей в Синьцзяне Пекин позже начал оправдывать их, называя их лагерями «перевоспитания», призванными искоренить терроризм и расширить возможности трудоустройства.

Тем не менее, независимые расследования и интервью с бывшими заключенными свидетельствуют о физических и психологических пытках, «промывании мозгов», систематических изнасилованиях, сексуальных надругательствах, принудительной стерилизации и других ужасах.

[Материал подготовлен при содействии Каната Алтынбаева в Алматы.]

Вам нравится эта статья?

Комментарии 1

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

В Казахстане больше российских латифундистов. Так что им тоже перекрыли кислород

ответ