Каравансарай
Политика

Выбор иностранных языков для сирийских студентов сократился по мере насаждения русского языка Москвой

Валид Абу аль-Хаир

image

Урок русского языка в школе в Дамаске. [SANA]

Задолго до военного вмешательства в сирийскую войну в 2015 году для поддержки режима Башара Асада Россия приступила к реализации плана «оккупации» Сирии с помощью мягкой силы. Эксплуатация ее экономики ведется посредством культурной переориентации.

Ключевым элементом плана было масштабное продвижение преподавания русского языка в сирийских школах, расположенных в контролируемых режимом районах.

В ряде сирийских университетов открылись кафедры русского языка и литературы. Кроме того, русский язык был включен в учебные программы начальной и средней школы в качестве одного из вариантов иностранного языка, тогда как раньше предлагались только английский и французский языки.

По словам бывшего профессора истории Университета Алеппо Хайдера Зейдана, в Сирии активно продвигается изучение русского языка. Старшеклассники видят в этом шанс покинуть раздираемую войной страну и продолжить образование в России, избежав и призыва в армию.

image

Учебники русского языка, выпущенные Министерством образования Сирии, используются для обучения русскому языку в государственных школах. [SANA]

image

Российский министр образования Сергей Кравцов (справа) на встрече с президентом Киргизии Садыром Жапаровым (не показан) обсуждает строительство новых школ. Бишкек, 15 марта. [Пресс-служба президента Кыргызстана]

Несмотря на то, что для некоторых это станет стимулом к изучению языка, широкое распространение преподавания русского языка «будет иметь негативные последствия для рынка труда в Сирии». Это может плохо повлиять на способность выпускников найти работу, считает он.

По его словам, это связано с тем, что русский не входит в число языков, в которых заинтересованы местные или международные компании. Поэтому потенциальные возможности трудоустройства «будут ограничены российскими компаниями или теми, кто с ними работает».

По словам сирийского журналиста Мохаммеда аль-Абдуллы, Русский культурный центр в Дамаске организует и контролирует языковые курсы как напрямую, так и через институты, которые с ним сотрудничают.

Он говорит, что студенты, выбирающие иностранный язык для обучения, теперь сталкиваются с реальной дилеммой: изучение русского языка ограничит их возможности дальнейшим обучением в России.

«Россия пытается сделать Сирию или, по крайней мере, ее часть российской колонией. Это совершенно не соответствует традициям Сирии и соседних стран», — убежден журналист.

Эта политика, в свою очередь, призвана обеспечить защиту интересов России в Сирии — в первую очередь, природных ресурсов и проектов по восстановлению после войны.

Россия очень заинтересована в природных ресурсах Сирии. Кроме того, Москва рассчитывает заключить крупные контракты на послевоенное восстановление страны.

Ничего нового

Такое активное продвижение русского языка и культуры хорошо знакомо жителям Центральной Азии.

В этом году исполняется 30 лет с момента распада Советского Союза. Однако Россия продолжает реализовывать культурные и образовательные проекты по всему региону для продвижения своего влияния и интересов.

Такая стратегия «мягкой силы» — использование культурного и политического влияния — стала неотъемлемой частью ее внешнеполитической стратегии, принятой в 2016 году. Она включает, в частности, популяризацию русского языка и культуры в Центральной Азии.

В последнее время новые усилия Москвы в реализации ряда образовательных проектов в Казахстане в рамках концепции «мягкой силы» вызывает опасения у местных жителей и наблюдателей.

Москва применяет различные формы давления, в том числе экономическое, чтобы сохранить статус России везде, где это возможно на постсоветском пространстве. Российские власти неоднократно и недвусмысленно высказывали свои пожелания Садыру Жапарову во время его стремительного превращения из заключенного в президента Кыргызстана в прошлом году.

В феврале он отправился с визитом в Россию в рамках своей первой зарубежной поездки в качестве президента. Неудивительно, что это вылилось в обещания развивать русскоязычное образование в Кыргызстане.

В результате правительства двух стран договорились об открытии 44 русскоязычных школ-интернатов по всему Кыргызстану, в том числе в его крупнейших городах Бишкеке и Оше, сообщили в марте бишкекские СМИ.

Родители в Кыргызстане выражают обеспокоенность тем, что усилия Москвы подавляют использование кыргызского языка и самоидентификацию молодежи.

«Нашему правительству нужно проводить политику национальной самоидентификации нашей молодежи, прививать будущим поколениям наши собственные ценности», — считает жительница Бишкека Назира Кулуева.

Кроме того, по мнению наблюдателей, предоставляемое Россией образование проигрывает другим учебным заведениям.

«Родители говорили, что в 1990-х годах КРСУ [Кыргызско-Российский Славянский университет] был престижным, но потом уровень образования в этом вузе снизился. Там процветала коррупция среди преподавателей. Потом был скандал, связанный с сексуальными домогательствами со стороны преподавателя», — говорит Азамат Асакеев, студент Американский университет в Центральной Азии (AUCA).

«И потом, не думаю, что с дипломом этого университета я был бы востребован в ведущих международных корпорациях», — добавил он.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500