Каравансарай
Терроризм

Узбекистан усилил контроль за обучением своих граждан в зарубежных религиозных школах

Каравансарай

image

Мусульмане собираются на пятничную молитву в мечети Аль-Ажар. Каир, 28 августа 2020 г. [Мохамед аль-Шахед/AFP]

ТАШКЕНТ -- Узбекистан возвращает на родину граждан, выехавших для изучения религии за границу. Помимо этого, в рамках борьбы с экстремизмом страна усиливает контроль, определяя, кому позволено учиться за рубежом.

Власти вызвали домой студентов, изучающих за рубежом, а также остановили других на границе, когда они пытались выехать на учебу.

Сообщается, что некоторые из студентов оказались в сомнительных или официально не разрешенных учебных заведениях. Другие не появились на занятиях там, где собирались учиться.

Большинство из примерно 1 500 узбекских студентов, возвращенных в последние месяцы из-за рубежа, родом из Ферганской, Андижанской и Наманганской областей Узбекистана, в его части Ферганской долины.

image

Мусульманин из Узбекистана молится в египетской мечети Аль-Ажар во время Ураза-байрам. Каир, 13 мая. [Халид Десоуки/AFP]

Это один из наиболее консервативных регионов Центральной Азии, сообщил в воскресенье (20 июня) в интервью «Радио Свобода» (РС) источник, связанный со Службой национальной безопасности Узбекистана.

За первые пять месяцев нынешнего года узбекские власти остановили на границах страны около 1 800 несовершеннолетних, которые пытались уехать за рубеж для учебы в религиозных школах, добавил источник.

По сведениям администраций нескольких зарубежных университетов, сотни студентов из Узбекистана не посещали занятия и не сдавали экзамены, рассказал РСЕ/РС представитель узбекского посольства.

Защита студентов

В ситуации обострения религиозного экстремизма «вполне закономерно, что правительства государств пытаются оградить свою молодёжь и население в целом от влияния радикальных идей», полагает доцент ташкентского филиала российского экономического университета им. Плеханова Равшан Назаров.

«Так что действия властей вполне закономерны и отвечают сегодняшней ситуации в мире и регионе. Они... направлены на предотвращение нежелательных контактов узбекских студентов с радикалами и экстремистами», — говорит он.

Вполне закономерно, что правительство Узбекистана не желает, чтобы граждане республики вступали в прямые контакты с представителями каких-либо радикальных и экстремистских течений и организаций типа «Аль-Каиды», Талибана или «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ), отмечает Назаров.

«Если контакты узбекских студентов с представителями каких-либо радикальных и экстремистских течений и организаций уже имели место, то правоохранительным органам надо очень внимательно отслеживать практическую деятельность таких студентов», — убежден он.

Это необходимо, поскольку «может иметь место факт идеологической вербовки студентов».

«Лучше заранее предотвращать ненужные контакты, чем потом бороться с активными подпольными экстремистами», — подчеркнул Назаров.

Образование на родине

Частично проблема заключается в том, что качество религиозного образования в самом Узбекистане неудовлетворительно, считает живущий во Франции узбекский политолог Камолиддин Раббимов.

«В республике слишком сильно контролируются религиозные учебные заведения, их количество слишком ограничено. В результате, узбекистанцы ищут религиозные знания вне пределов страны», — объясняет Раббимов.

Для того, чтобы узбекским студентам хотелось учиться на родине, «власти сначала должны создавать условия внутри страны, расширить возможности изучения ислама», сказал он.

Благодатная почва для экстремизма — это социально-экономические проблемы, безработица и отсутствие религиозных знаний, констатирует эксперт.

«Тогда молодые люди с оппозиционными настроениями становятся легко манипулируемой [экстремистскими вербовщиками] массой», — предостерег он, добавив, что в Узбекистане с населением 35 миллионов человек действуют всего два или три исламских учебных заведения.

Недостаток доступных вариантов, чтобы овладеть качественными религиозными знаниями дома, вынуждает узбекскую молодежь «искать возможность получить такое образование за рубежом, даже незаконными путями», признает Фозил Машраб, независимый исследователь из Ташкента.

«Иногда они могут попасть под влияние эстремистких сил», — сказал он.

По мнению Машраба, узбекские власти «опять борются с симптомами болезни, а не с ее первопричинами».

[В написании статьи принял участие Рустам Темиров, Ташкент.]

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500