Каравансарай
Анализ

Операция прикрытия: как Китай пытался одурачить весь мир, скрывая COVID-19

Каравансарай

image

Рыночный торговец убирает календари 2021 года с изображениями Мао Цзедуна (справа) и нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина (слева вверху). Он собирается повесить фотографии четырех ученых, получивших награды за борьбу с распространением нового коронавируса. Пекин, 3 ноября 2020 года. [Грег Бейкер/AFP]

Чем больше мировые лидеры и эпидемиологи настаивают на прозрачном расследовании происхождения коронавируса, тем агрессивнее Пекин ведет пропагандистскую кампанию, предлагая «альтернативные» версии возникновения инфекции.

С тех пор, как в декабре 2019 года в городе Ухань обнаружили первых заболевших COVID-19, информация из Китая была по меньшей мере невразумительной.

Критики обвинили Пекин в сознательном преуменьшении масштаба самой первой вспышки. Некоторые наблюдатели выдвинули теорию о том, что вирус мог вырваться из лаборатории Уханьского института вирусологии (УИВ).

Сейчас появилась новые сведения, свидетельствующие о том, что эта лаборатория может быть связана с вооруженными силами Китая.

image

Китайский вирусолог Ши Чжэньли (слева) в лаборатории P4. Ухань, провинция Хубэй, Китай, 23 февраля 2017 г. [Йоханнес Эйселе/AFP]

image

Группа Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Специалисты группы выясняют механизм происхождения нового коронавируса. Институт вирусологии, Ухань, провинция Хубэй, Китай, 3 февраля. [Гектор Ретамаль/AFP]

В январе Госдепартамент США обвинил УИВ в осуществлении «секретной военной деятельности».

«Уже более года Коммунистическая партия Китая (КПК) систематически препятствует транспарентному и тщательному расследованию возникновения пандемии COVID-19. Вместо этого [КПК] предпочла бросить огромные ресурсы на обман и дезинформацию», — говорится в отчете, представленном ведомством 15 января.

«За смертельную одержимость КПК секретностью и контролем люди в Китае и по всему миру расплачиваются своим здоровьем», — говорится в документе.

Эта секретность и целенаправленный обман делают важнейшей задачей дальнейшее расследование происхождения коронавируса, и особенно более внимательный взгляд на УИВ.

«УИВ работал над публикациями и секретными проектами вместе с китайскими военными. В интересах китайских вооруженных сил УИВ вел засекреченные исследования, в том числе ставил лабораторные эксперименты на животных, начиная, как минимум, с 2017 года», — заявили в Госдепартаменте.

Другой взгляд на теорию утечки

Эти обвинения прозвучали, когда эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) прибыли в Ухань, чтобы исследовать происхождение вируса. Эта поездка состоялась после года проволочек и политического противоборства.

С нетерпением ожидавшееся расследование ВОЗ проходило под неусыпным контролем Пекина.

Китайские власти отказались предоставить ВОЗ исходные данные о ранних случаях COVID-19, помешав работе международной команды экспертов. После месяца расследований команда не пришла к каким-либо определенным выводам.

Вместо помощи в установлении истины, власти Китая сосредоточились на перекладывании вины и привлечении внимания к «героической» китайской борьбе с вирусом и восстановлению экономики.

Пекин неоднократно запускал версии о том, что вирус попал в Китай в упаковках замороженных морепродуктов. Кроме того, бездоказательно утверждалось, что вирус происходит из Италии и США.

Вначале казалось, что все эти усилия направлены на то, чтобы отвлечь внимание от УИВ и версии утечки вируса из лаборатории.

Но когда группа ВОЗ заявила в мартовском отчете, что утечка из УИВ крайне маловероятна, критики, в том числе глава ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус, отвергли этот вывод как поспешный.

«Я не думаю, что это заключение достаточно содержательно», — сказал Гебрейесус 30 марта.

В мае президент США Джо Байден распорядился, чтобы разведслужбы расследовали версии происхождения вируса, в том числе возможность утечки из лаборатории, и доложили ему о результатах в течение 90 дней.

В прошлом месяце на саммите «Большой семерки» лидеры богатейших и крупнейших демократий мира призвали Китай принять участие в новом расследовании для выяснения истоков вируса. Они обсуждали важность получения доступа к китайским лабораториям в рамках этого расследования.

«Прозрачность важна во всем», — сказал Байден.

«Мы не можем дать Китаю право вето в вопросе о том, расследовать ли нам самую ужасную пандемию века», — убежден Джейми Метцл, входящий в состав наблюдательного экспертного комитета ВОЗ по проблематике редактирования человеческого генома.

Связь с военными

Отказ Китая в проведении независимого расследования деятельности УИВ или предоставлении данных научных работ только усилили подозрения. Как вышло, что пандемия началась именно в том городе, где находится институт, известный тем, что там велись эксперименты с летучими мышами?

Новый всплеск интереса к УИВ привлек внимание к Ши Чжэньгли, главному китайскому вирусологу. Она возглавляет Центр новых инфекционных заболеваний УИВ.

Ши проводила рискованные эксперименты с коронавирусами летучих мышей в лабораториях, меры безопасности в которых были недостаточными, считают некоторые ученые. Другие полагают, что совместная работа Ши с военными учеными в УИВ нуждается в дополнительном расследовании.

В ходе редкого, незапланированного интервью с «Нью-Йорк Таймс» в июне она отрицала любую связь с китайскими вооруженными силами. Но по сообщению телекомпании NBC News, Ши связана со многими военными представителями.

Она и другие сотрудничали с китайским военным ученым Тонг Иганом, исследуя коронавирус весной 2018 года, и с Чжоу Юсеном в декабре 2019 года.

Чжоу, военный ученый, ведущий исследования для нужд Народно-освободительной армии Китая, 24 февраля 2020 года оформил патент на вакцину против коронавируса. Это произошло всего пять недель спустя после того, как Пекин признал возможность передачи вируса от человека человеку, сообщила газета The Weekend Australian.

Эта информация вызывает опасения, что безымянная вакцина испытывалась еще до того, как китайский режим публично признал вспышку COVID-19.

Еще одной тайной стала смерть Чжоу при неизвестных обстоятельствах в мае 2020 года.

У Чжоу был высокий статус, награды, связи с УИВ. Однако китайские СМИ ничего не сообщили о его смерти и не публиковали никаких посвящений его «героической» работе.

Крепкие рабочие связи между Ши и Чжоу, как и молчание режима о смерти ученого, подкрепляют версию о том, что УИВ был вовлечен в «секретную военную деятельность», говорят эксперты.

«Я убежден, что военные финансировали секретную программу, связанную с коронавирусами. И слышал это от нескольких зарубежных исследователей, которые видели в лабораториях ученых в военном защитном облачении», — рассказал в интервью NBC News Дэвид Эшер, который вел расследования, работая в Госдепартаменте.

С самого начала пандемии китайский режим намеренно скрывал или уничтожал доказательства, связанные с вирусом, что стало «посягательством на международную транспарентность», — написала в мае 2020 года австралийская газета The Saturday Telegraph.

Издание ссылалось на совместный доклад «Пяти глаз» — разведслужб США, Австралии, Новой Зеландии, Канады и Великобритании.

Китайское правительство, поставив «под угрозу другие страны», скрывало информацию о вирусе. Ради этого власти Китая заставляли молчать или «исчезнуть» врачей, которые предупреждали об инфекции, уничтожали доказательства COVID-19 в лабораториях и отказывались предоставлять образцы ученым, работающим над созданием вакцины, сообщила газета.

Выгодны ли китайские инвестиции и влияние в Центральной Азии?

Комментарии 1

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

да какие нужны доказательства если последовательность S- белка в шипе вируса является копией части последовательности белка ВИС вируса? КАК? в природе могла сама собой произойти такая мутация? по теории вероятностей это вообще невозможно!!!

ответ