Каравансарай
Экономика

Нарушение равновесия: китайские хищнические ссуды загоняют страны в долговую кабалу

Каравансарай и AFP

image

Китайский лидер Си Цзинпин выступает на брифинге по завершении последнего дня форума «Один пояс — один путь». Предместья Пекина, 27 апреля 2019 года. [Ван Жао/AFP]

АШХАБАД -- В прошлом месяце Туркменистан объявил о том, что расплатился с Китаем по долгам за строительство газопровода и еще один проект в газовой отрасли. Газопровод обошелся в миллиарды и миллиарды долларов. Туманные детали, просочившиеся наружу, стали последним свидетельством усилий Китая в ведении «дипломатии долговой ловушки».

Китай вложил миллиарды в развитие туркменской газовой промышленности, позиционируя себя как лучшую страну для экспорта.

Важнейшие китайские проекты в стране — газопровод «Центральная Азия-Китай», который начинается в восточном Туркменистане и проходит в Китай через Узбекистан и Казахстан, а также многоэтапный проект развития второго в мире по величине газового месторождения Галкыныш.

В 2011 году в Туркменистане побывал тогдашний президент Банка развития Китая (БРК) Цзян Чаолян. Он сообщил, что банк предоставил Туркменистану ссуду в размере $8,1 млрд на осуществление проектов.

image

Работники с китайскими и центральноазиатскими флагами на церемонии открытия газоочистительного завода. Самандепе, Туркменистан, 2009 г. [STR / AFP]

image

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов (слева) пожимает руку китайскому коллеге Си Цзиньпину во время церемонии подписания документов. Пекин, 12 мая 2014 г. [Джейсон Ли/AFP]

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что Туркменистан расплатился по китайским кредитам на строительство газопровода и первый этап развития месторождения Галкыныш. По словам Бердымухамедова, все выплаты состоялись «вовремя и в полном объеме», написала 12 июня газета «Нейтральный Туркменистан».

В этой же статье цитируется заявление Шахыма Абдрахманова, курирующего нефтегазовую отрасль Туркменистана. Он сказал, что БРК подтвердил полную выплату туркменских долгов в извещении, направленном в Туркменистан 8 июня.

Ни Бердымухамедов, ни Абдрахманов не указали выплаченную сумму.

Такая непрозрачность не нова.

Секретность в отношении условий китайских ссуд уже стала обычным явлением. Об этом свидетельствуют данные, собранные за много лет в рамках инициативы AidData, исследовательского центра при университете Уильяма и Мэри (Вирджиния, США).

«Китайские контракты содержат необычно широкие условия неразглашения. Они не позволяют заемщикам раскрывать условия, а иногда и сам факт существования ссуды», — отметили исследователи AidData 31 марта.

Правила неразглашения впервые появились в 2008 году. Как свидетельствует исследование, со временем они добавляли все больше секретности.

Начиная с 2014 года, каждый контракт, изученный AidData, содержал «обширные условия конфиденциальности».

Подобные условия включают все контракты БРК и 43% контрактов Экспортно-импортного банка Китая (Эксимбанк), сообщает AidData.

«Эти ограничения, связанные с конфиденциальностью, скрывают условия ссуд от людей, которые должны выплачивать их за счет своих налоговых отчислений», — отмечают исследователи.

Непрозрачные контракты

Без дополнительной информации невозможно узнать, как именно Туркменистан рассчитывался за ссуду с Китаем.

По мнению экспертов, одна из возможностей заключается в том, что Туркменистан ничего не получает от своего рекордного экспорта в Китай. Доходы от продажи газа, в таком случае, идут на покрытие долгов Пекину, которые составляют миллиарды долларов.

Подобная сделка заключалась бы на фоне стагнирующего уровня жизни, ухудшая социоэкономические проблемы и нехватку продуктов питания в Туркменистане.

Китай — крупнейший в мире кредитор. Треть развивающихся стран должны Пекину более 5% своего ВВП.

Большинство китайских кредитов предоставляются странам с доходами ниже среднего. Многие из них включены в инициативу Китая «Один пояс — один путь».

Китайский лидер Си Цзиньпин дал старт этой инициативе в 2013 году с целью расширения экономического и политического влияния Китая. Многие из инфраструктурных планов направлены на облегчение доставки китайских товаров по всему миру.

Китай отрицает любые скрытые мотивы, заложенные в этот масштабный инвестиционный проект. Однако оппоненты полагают, что Пекин использует финансовые рычаги, которые ему дает эта схема укрепления своего влияния. Это назвали «дипломатией долговой ловушки» — Китай выдвигает жесткие условия кредитования для получателей и заключает с ними контракты, позволяющие изымать в свою пользу стратегические объекты, когда страна-заемщик сталкивается с финансовыми проблемами.

Пекин «поощряет зависимость с помощью непрозрачных контрактов, […] которые затягивают страны в долги и подрывают их суверенитет», — высказался Рекс Тиллерсон в 2018 году, когда занимал должность госсекретаря.

Обеспокоенные хищническими ссудами Китая, лидеры богатейших демократических стран мира 12 июня приняли на саммите «Большой семерки» план по противостоянию БРК. План призван помочь более бедным государствам в развитии инфраструктуры.

Развивающемуся миру нужна инфраструктура, которая стоит более $40 трлн. Это брешь, «которую усугубила пандемия COVID-19», заявил Белый дом.

Проект «Построим лучший мир заново» (Build Back Better World, B3W) будет глобальным по своему охвату и обеспечит «прозрачную, основанную на ценностях и высоких стандартах» альтернативу проекту «Один пояс — один путь», заявила американская администрация.

«В ближайшие годы B3W коллективно привлечет сотни миллиардов долларов инвестиций в инфраструктуру для стран с низким и средним уровнем доходов», — говорится в заявлении Вашингтона.

При финансировании особое внимание будет уделяться таким аспектам, как окружающая среда и климат, гарантии для работников, транспарентность и борьба с коррупцией, добавили в Белом доме. Эти слова косвенно указывают на контраст с непрозрачным китайским финансированием.

Жертвы в Центральной Азии

Долговая кабала Китая стала подлинной угрозой и для Кыргызстана, считают эксперты.

По состоянию на март, внешний долг Кыргызстана составлял $5 млрд. Согласно данным Министерства финансов, крупнейшая доля этой задолженности — более 40% — перед китайским Эксимбанком.

В 2020 году пандемия нанесла по ВВП Кыргызстана разрушительный удар. Страна оказалась не в состоянии платить по своим долгам.

В прошлом году, ссылаясь на трудности, вызванные пандемией коронавируса, правительство Кыргызстана неоднократно просило китайские власти облегчить условия возврата кредитов — по крайней мере, отодвинуть крайние сроки выплат.

Пекин игнорировал эти просьбы почти год. В итоге, в ноябре Китай согласился распределить выплаты за 2020 год на следующие четыре года, однако ввел за эту «уступку» дополнительную двухпроцентную ставку по ссуде.

«Если мы не выплатим часть [выданных Китаем кредитов] вовремя, мы потеряем многие наши объекты», — сказал президент Кыргызстана Садыр Жапаров 13 февраля в беседе с информационным агентством «Кабар».

Китай одалживал Кыргызстану средства на строительство дорог, энергетической инфраструктуры и фабрик. В условиях оговаривалось, что контракты на строительство должны получать китайские компании. Несколько из этих компаний были замешаны в скандалах.

В начале 2018 года произошла поломка на электростанции, только что модернизированной китайской компанией. В результате аварии жители Бишкека остались без отопления в морозы до -20°C.

Проблем не удалось избежать и при строительстве 104-километровой дороги вдоль берега озера Иссык-Куль.

Конкурс в конце 2015 года выиграла китайская компания «Корпорация строительства дорог и мостов Лонгхай». Прокладку дороги планировали завершить к концу 2017 года, но строительство не заканчивалось годами. В 2019 году рабочие жаловались, что компания прекратила выплачивать зарплаты.

В настоящее время около 20 км дорожного полотна до сих пор отсутствуют, а на поверхности проложенной части дороги уже появляются трещины.

Таджикистан — это еще одна страна, рискующая многим.

Весной 2018 года он уступил Китаю золоторудное месторождение «Верхний Кумарг» в Согдийской области. Запасы «Верхнего Кумарга» составляют 50 тонн золота. Таджикистан пошел на это, чтобы погасить задолженность в $330 млн., возникшую в результате модернизации ТЭЦ «Душанбе-2».

«Таджикистан уже попал в долговую зависимость от Пекина. Поэтому власти, понимая, что не могут выполнить долговые обязательства, согласились на предложение Китая и передали ему золоторудное месторождение», — объяснял тогда в интервью EurAsia Daily правовед Шокир Хакимов.

Казахстан принимает меры, чтобы его не постигла та же участь. Для этого в стране приняли новый закон, запрещающий продажу сельскохозяйственных угодий иностранцам.

Закон, подписанный 13 мая президентом Касым-Жомартом Токаевым, подчеркивает растущий дискомфорт властей в связи с территориальными поползновениями и инвестиционными схемами Китая.

Выгодны ли китайские инвестиции и влияние в Центральной Азии?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500