Каравансарай
Терроризм

Годы спустя таджикские семьи по-прежнему страдают от последствий экстремизма

Негматулло Мирсаидов

image

Тринадцатилетний Абдулло, оставшийся без нижних конечностей в результате обморожения в горах Афганистана, делает домашнее задание. Спитаменский район, 22 декабря 2020 г. [Негматулло Мирсаидов/Каравансарай]

ХУДЖАНД — Родственники погибших таджикских боевиков до сих пор ощущают на себе последствия их фатального решения вступить в ряды экстремистов за границей.

В то время как многие дети, возвращенные в 2019-2020 годах правительством Таджикистана из Сирии, Ирака, Афганистана, впервые пошли в школу в этом году, тринадцатилетний подросток Абдулло Хошимов из Спитаменского района Согдийской области остался на домашнем обучении.

Родители Абдулло погибли в афгано-пакистанском регионе много лет назад, оставив сиротами его и двух его сестер. Кроме того, Абдулло ампутировали ноги из-за обморожения в горах Афганистана.

Дедушка детей, Ёкубджон Хошимов, сам отправился в Афганистан в сентябре 2019 года, чтобы забрать Абдулло и его сестер домой после того, как власти этой страны разрешили вывезти некоторое число таджикских женщин и детей из афганских тюрем.

image

Абдулло читает книги и учится вместе со своими сестрами. Спитаменский район, 22 декабря 2020 г. [Негматулло Мирсаидов/Каравансарай]

image

Ёкубджон Хошимов ухаживает за помидорами в своем саду. Спитаменский район, 8 августа 2017 года. [Негматулло Мирсаидов/Каравансарай]

image

Ёкубджон Хошимов с женой. Спитаменский район, 8 августа 2017 года. [Негматулло Мирсаидов/Каравансарай]

«Местные структуры власти [джамоата Тагояк] помогли деньгами, сотрудники посольства Таджикистана сопровождали везде и всюду», — рассказал Хошимов.

Абдулло не захотел идти в первый класс вместе с детьми гораздо более младшего возраста и предпочел заниматься дома. Муниципальные власти закрепили за ним учителей для занятий в домашних условиях.

А его младшие сестрички, на долю которых выпало меньше испытаний в Афганистане, в этом году уже пошли во второй класс.

«Мальчик полон надежд и устремлений, что наверстает упущенное и догонит по уровню образования своих сверстников. И я постараюсь дать ему то, чего не смог дать своим сыновьям», — говорит Ёкубджон Хошимов, дед Абдулло.

История семьи Хошимовых

История погибших родителей Абдулло и его дяди, являющихся уроженцами Спитаменского района, мало чем отличается от истории других экстремистов.

Отец Абдулло, Тоджиддин Хошимов, в 2009 году отправился на заработки в Россию. Работал в Москве на стройке. Исправно отправлял на имя родителей и супруги, Муноджот Алиевой, денежные переводы.

В январе 2012 года попросил отца, чтобы тот отправил в Москву жену и детей, мотивируя это тем, что ему без семьи трудно. К томму моменту у них было двое детей.

Как только семья воссоединилась, сын перестал звонить, вспоминает Ёкубджон Хошимов.

Беспокойство мы стали проявлять, когда прошел год, потом два», — говорит он.

Чуть ранее, где-то осенью 2010 года был задержан правоохранительными органами младший сын Ёкубджона Хошимова Акмал Хошимов по обвинению за участие в деятельности запрещенных организаций.

Ёкубджон сам ходил в МВД, не веря слухам о задержании сына и его причастности к экстремистским группировкам.

Впоследствии, когда младшего сына осудили на 27 лет, он понял всю серьезность его преступлений.

Акмал был убит во время бунта в Худжандской тюрьме в ноябре 2018 года.

После заключения брата Тоджиддин решил уехать в Москву. По информации спецслужб, он в том же 2012 году через Турцию и Иран вместе со своей семьей добрался до Пакистана.

Как и многие другие таджики и узбеки, они обосновались в Северном Вазиристане. Отсюда Тоджиддин пересек границу для участия в боевых вылазках против правительственных сил в Афганистане.

По некоторым сведениям, Тоджиддин и его жена Муноджот могли погибнуть в ходе спецоперации пакистанской армии против иностранных боевиков в Северном Вазиристане в июне 2014 года.

Точно обстоятельства их смерти не знает никто. Даже старший из их детей Абдулло, которому тогда было около семи лет, не знает или не помнит, как погибли родители.

Тяжелая жизнь

Шафоатхон Хомидова, жена одного из таджикских боевиков, проживавшая некоторое время в селе Мирали в Северном Вазиристане, рассказала, что детей Тоджиддина забрали с собой в провинцию Бадахшан двое соотечественников — Шакарбек Содиков (Абу Джафхар) и Хошимбой Гадоев (Закария). Они все с Тоджиддином были из одного района и поддерживали тесные отношения.

Нелегко пришлось маленькому Абдулло в Афганистане после гибели родителей.

Абуджавхар и Закария подолгу уходили на задания, оставляя под присмотром соседей детей, среди которых теперь была еще маленькая девочка, родившаяся в Пакистане. Порой самому Абдулло приходилось заготавливать дрова в высоких заснеженных горах Афганистана. Вполне возможно, именно тогда он обморозил ноги, говорит Шафоатхон.

В ноябре 2015 года правительственные войска Афганистана начали спецоперации против боевиков ИГ и других исламских вооруженных формирований в Бадахшане при поддержке американских военных. В результате было убито много боевиков из ИДУ и отколовшейся части этой организации «Джамаат Ансаруллах», которую называют «таджикским Талибаном».

Некоторые боевики и их жены предпочли сдаться в плен. Так Абдулло и его сестренки вместе с женами боевиков оказались в афганской тюрьме, откуда их забрал дедушка Ёкубджон Хошимов.

Хошимов сейчас копит деньги для лечения и покупки протезов для внука, но это непросто.

«У меня небольшой участок земли. Ее еле хватает, чтобы обеспечить себя сельхозпродуктами. С женой получаем небольшие пенсии», — говорит он.

«По всем параметрам у нас семья неимущая и нуждающаяся в помощи... Мне нужно вырастить трех внуков и дать им соответствующее образование, чтобы они не повторили ошибок своих родителей», — делится Ёкубджон Хошимов.

Репатриация таджиков

Помимо возвращения граждан страны из Афганистана, правительство Таджикистана работает над репатриацией таджикских женщин и детей из Ирака и Сирии.

Как известно, 30 апреля 2019 года из Ирака в Таджикистан были возвращены 84 ребенка. Об их дальнейшей судьбе известно немногое.

Известно только, что дети прошли реабилитацию в одном из санаториев в Варзобском ущелье, а затем были распределены по нескольким школам-интернатам.

Лишь незначительное их количество (неизвестно сколько) были переданы родственникам.

Ранее в этом году таджикские власти объявили о том, что ведут работу по репатриации около 800 членов семей иностранных боевиков ИГ из двух контролируемых курдами лагерей в сирийской провинции Эль-Хасака.

«Мы постоянно находимся в контакте с МИД Сирии и при возникновении благоприятной возможности намерены вернуть как можно большее количество наших женщин и их детей из сирийских лагерей на Родину», — сказал посол Таджикистана в Кувейте Зубайдулло Зубайдов 27 августа 2021 года в интервью по телефону.

«В прошлом году мы даже составили списки желающих вернуться, но помешала пандемия коронавируса COVID-19, в связи с чем многие государства закрыли границы и отменили полеты», — добавил он.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500