Каравансарай
Образование

В школах Центральной Азии интенсивно учат китайский, все больше отдаляясь от советского прошлого

Канат Алтынбаев

image

Школьники занимаются каллиграфией. Растущее экономическое влияние Китая в Центральной Азии привело многих к изучению китайского языка. Округ Юн Лонг, Гонконг, 30 сентября. [Айзек Лоренс/AFP]

АЛМАТЫ -- Растущее влияние Китая в Центральной Азии ведет к тому, что в регионе, который Москва считала своими задворками, молодежь активно учит китайский язык вместо русского.

В последние годы Китай увеличивает поток инвестиций в Центральную Азию.

В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин впервые представил масштабную инициативу «Один пояс — один путь». Она направлена на создание обширной инфраструктурной сети, связывающей 78 стран Азии, Африки, Европы и Океании.

С тех пор Пекин активно строит в странах Центральной Азии автомагистрали, железные дороги, морские терминалы, предприятия и множество инфраструктурных, индустриальных и даже образовательных проектов, финансируемых самим Китаем.

image

Школьники на торжественной церемонии в первый день занятий нового учебного семестра 1 сентября. В Китае учатся более 14 000 юных казахстанцев. Ухань, провинция Хубей, Китай. [STR/AFP]

image

Узбекские абитуриенты сдают вступительные экзамены на свежем воздухе. Ташкент, 2 сентября 2020 года. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в мае 2021 года дал указание реформировать систему образования так, чтобы от школьники за время учебы обязательно овладевали как минимум двумя иностранными языками. [Юрий Корсунцев/AFP]

Проект «Один пояс — один путь» ориентирован на интересы самого Китая, точнее на удовлетворение внутренних потребностей в энергии, завоевание внешних рынков, расширение экспорта и многие другие задачи.

Эти изменения проявляются, в частности, в том, что молодые люди теперь учат китайский. Наиболее явно эта тенденция проявляется в Таджикистане, который теснее остальных центральноазиатских стран связан узами сотрудничества с Китаем и долговой зависимостью от него.

Уже несколько лет во многих учебных заведениях Таджикистана преподается китайский язык. Он уже становится популярнее русского . Кроме того, в китайских ВУЗах учатся несколько тысяч таджикских студентов.

У таджикистанцев нет выбора — 40% внешнего долга страны владеет Пекин.

Душанбе, будучи не в состоянии отвечать по своим долговым обязательствам, вынужден идти на уступки Китаю по ключевым вопросам.

Весной 2018 года он уступил Китаю золоторудное месторождение «Верхний Кумарг» в Согдийской области. Запасы «Верхнего Кумарга» составляют 50 тонн золота. Таджикистан пошел на это, чтобы погасить задолженность в $330 млн, возникшую в результате модернизации ТЭЦ «Душанбе-2».

Таджикистан до сих пор не вступил в региональный экономический блок Евразийский экономический союз (ЕАЭС), координируемый Россией, потому что Китай был против этого, говорит эксперт по вопросам безопасности из Бишкека Касыбек Жолчуев.

Помимо этого, Китай стремительно наращивает военное присутствие в Таджикистане, и эта тенденция начинает серьезно беспокоить Россию.

«Культурный мост»

Официальная газета Коммунистической партии Китая «Жэньминь Жибао» 23 ноября отметила, что большую роль в распространении китайского языка играют 13 Институтов Конфуция, функционирующих в Центральной Азии на базе местных государственных вузов.

Пять таких институтов действуют в Казахстане, в Кыргызстане — четыре, в Узбекистане и в Таджикистане — по два.

В этой сети китайских учебных заведений, которые Пекин позиционирует как «мост культуры» между Китаем и соседними странами, учатся не только студенты, но и подростки, взрослые и даже пенсионеры.

В Казахстане Китай планирует открыть новые Институты Конфуция, которые будут готовить специалистов со знанием китайского в области сельского хозяйства, нефтяной и горнодобывающей промышленности, сообщает газета.

«Неугасающий, живой интерес к китайскому языку в Казахстане подтверждает и открытие 25 октября 2021 года в [столице] Нур-Султане официального представительства Всемирного клуба “Мост китайского языка”», — сообщает «Жэньминь Жибао».

Кроме того, из более чем 91 000 казахстанских студентов, обучающихся за рубежом, свыше 14 000 получают образование в Китае, подчеркнуло китайское издание.

Абдухалал Кенесбайулы, выпускник Синьцзянского университета, переехавший в Казахстан из Китая в 2015 году, преподает китайский язык в Алматы. Он отметил, что число молодых людей, желающих изучать китайский язык, с каждым годом увеличивается.

«Мои студенты видят, что Китай расширяет свою деятельность не только в Казахстане, но и во всем регионе», — сказал «Каравансараю» Кенесбайулы.

«Люди понимают, куда дует ветер, и хотят быть готовыми к переменам».

Посол Китая в Кыргызстане Ду Дэвэнь в своем заявлении 11 октября отметила, что в китайских вузах сегодня обучаются более 5 000 кыргызских студентов, а также около 4 000 кыргызских студентов изучают китайский язык в четырех Институтах Конфуция и 21 классе Конфуция в Кыргызстане.

В 2017 году Китай профинансировал строительство школы-гимназии №95 в Бишкеке с углубленным преподаванием китайского языка.

Студент Бишкекского государственного университета (БГУ) Нурбек Касымов признался, что изучает китайский язык по необходимости.

«Китайский язык ужасно сложный, я не очень хочу его учить», — рассказал Касымов «Каравансараю».

Студент БГУ отметил, что многие его сокурсники, изучающие китайский язык, считают так же.

По состоянию на март, государственный долг Кыргызстана составляет около $5 млрд. Наибольшая доля внешнего долга — более 40% — принадлежит Экспортно-импортному банку Китая, сообщило Министерство финансов.

Вытеснение русского языка

Александр Габуев, китаист, руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги, в интервью алматинскому изданию Central Asia Monitor в 2018 году сказал, что китайский язык постепенно может вытеснить русский из Центральной Азии «как язык основного делового партнера и язык, на котором говорит часть обучающегося за рубежом среднего класса».

«Хотя у русского языка по-прежнему есть большая фора, экономические стимулы учить китайский становятся все сильнее», — считает Габуев.

Однако неизменным остается то, что массивные инвестиционные вливания Китая в нескольких странах служат экспансионистским целям Пекина для экономического и военного проникновения во многие регионы. Это влечет за собой опасные долгосрочные последствия, предупреждают обозреватели.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500