Каравансарай
Образование

Учителя и родители в оккупированной части Украины вновь столкнулись с давлением накануне учебного года

Ольга Чепиль

Разрушенное помещение класса в школе, куда угодила российская ракета. Зеленый Гай, между Херсоном и Николаевым, 1 апреля. [Булент Килич/AFP]

Разрушенное помещение класса в школе, куда угодила российская ракета. Зеленый Гай, между Херсоном и Николаевым, 1 апреля. [Булент Килич/AFP]

КИЕВ -- Сергей Шишковский, учитель истории в одной из херсонских школ, находясь в оккупации после вторжения России в Украину в феврале, продолжал преподавать свой предмет дистанционно.

Херсон, который находится неподалеку от аннексированного Москвой Крыма, был первым крупным городом, захваченным российскими войсками после начала вторжения в Украину в феврале. Бóльшая часть Херсонской области попала в оккупацию на первом этапе войны.

С тех пор Москва начала кампанию русификации. Здесь пытаются ввести рубль, выдавать российские паспорта, а в конце июня открыли российский банк.

Теперь часть усилий сосредоточена и на оказании давления на родителей и педагогов, чтобы они учили детей по новой школьной программе.

Горожане подают документы, чтобы оформить российское гражданство на фоне продолжающихся военных действий России в Украине. Херсон, 21 июля. [Внештатный фотограф/AFP]

Горожане подают документы, чтобы оформить российское гражданство на фоне продолжающихся военных действий России в Украине. Херсон, 21 июля. [Внештатный фотограф/AFP]

«Ко мне несколько раз приходили из ФСБ. Они полностью обыскивали мой дом», — рассказывает Шишковский «Каравансараю».

«Открывали все шкафы, даже полки с нижним бельем. Что они искали, я не знаю. У меня маленький ребенок, и после нескольких таких ночных обысков мы с семьей решили выехать на безопасную территорию», — говорит Сергей, уехавший вместе с семьей из Херсона в конце мая.

В его школе до войны учились около 500 детей.

Теперь в ней от силы 100 учеников. Остальные покинули город.

Периодически Шишковскому звонят родители детей, которые до сих пор находятся в оккупации.

«Родители спрашивают, что им делать, потому что очень сильное давление на них идет. Им говорят, что они обязаны отдать ребенка в школу, а для этого обязательно нужно еще и российский паспорт получить», — сказал он.

«Пугают, что если ребенок не будет учиться по русской программе, лишат родительских прав», — говорит преподаватель.

Он называет это «шантажом чистой воды».

«Чистая пропаганда»

Россияне используют на юге Украины точно такую же модель «образовательной программы», которую уже обкатали во время оккупации Крыма в 2014 году, считает политолог из Херсона Владимир Молчанов.

4 июля российские власти создали на оккупированной части Херсонской области так называемое «правительство», которое будет заниматься русификацией в сфере образования.

«Самым главным Москва назначила Михаила Родикова, этот человек занимался русификацией образовательного процесса в Крыму, сейчас его должны перевести в Херсон», — отмечает Молчанов.

«Но процесс уже начался», — констатировал он.

Оккупанты «завезли из Крыма русскую литературу, а из украинской библиотеки имени Олеся Гончара выбросили всю украинскую», добавил политолог.

«Все видят во что превращаются дети, воспитанные российским образованием», — объясняет Молчанов, подразумевая тягу российских солдат к мародерству.

При этом российские оккупационные власти изъяли украинскую историю и списка школьных предметов.

«Там в учебниках вообще нет такого слова “Украина”», — возмущается учитель истории Шишковский.

«Это все — территория России, и язык только русский. В учебниках чистая пропаганда».

«Они уничтожили все украинские памятники на территории Херсона и хотят воспитать в детях ненависть ко всему украинскому», — убежден преподаватель.

В российской оккупации оказались 1 174 школы. Сейчас чиновники думают, как организовать процесс обучения дистанционно для детей которые посещали эти учебные заведения.

«Более тысячи школ находятся на временно оккупированных территориях. Мы готовимся к тому, чтобы этих детей зачислять в школы», — заявил 7 июля в эфире Общественного радио Украины Юрий Кононенко, начальник главного управления общего среднего и дошкольного образования Министерства образования и науки Украины.

Учителя под давлением

По подсчетам Шишковского, в школах оккупированного Херсона осталось где-то 10-15 процентов педагогического состава, и около 20 директоров школ на весь город.

Коллеги жалуются Сергею, что оккупационная власть требует пройти курсы переобучения по новой российской программе.

«Запугивают учителей тюрьмой. Оккупанты утверждают, что педагоги якобы нарушают женевские конвенции, и отбирают у детей возможность учиться», — сказал Шишковский.

«Они говорят, что если учителя не выйдут на работу и не начнут работать по русской программе, то этим тормозят учебный процесс. Вся ответственность [ложится] на обычных людей. Или сотрудничаете, или тюрьма», — рассказал он.

Шишковский говорит, что в связи с нехваткой украинских учителей и их нежелания сотрудничать с Россией, оккупационная власть решила завезти своих преподавателей.

«Зауралье, Бурятия, Дагестан. Учителям оттуда обещали 7 тысяч рублей в день. Но они отказываются, потому что боятся — здесь же война».

«Приехали где-то десять преподавателей из Крыма, якобы готовить кадры под российскую программу. Но кого готовить, если людей не хватает?» — рассуждает Шишковский.

В Мариуполе, который российские войска взяли в мае, учителя также не хотят идти на сотрудничество.

«Учителя мне рассказывали, что к ним домой приходят и говорят выходить на работу», — сказала Людмила Болтинова, учительница украинского языка из Мариуполя, которой пришлось выехать за границу.

«У них не хватает преподавателей, [оккупанты] давят психологически. Сейчас в Мариуполе готовят курсы переквалификации, чтобы у учителей был соответствующий российский документ», — поясняет Болтинова.

Школы как базы

Но проблема не только в людях, говорит мариупольская учительница Людмила Болтинова. В Мариуполе практически не осталось целых школ.

«В городе нет интернета, нет воды. Полтора месяца осталось — как отапливать школу? Как сделать туалет, чтобы была вода?»

«Собрали из разбитых школ технику, какие-то ноутбуки, а электричества нет. Как дети будут учиться?» — спрашивает она.

По данным Генеральной прокуратуры Украины, с момента вторжения России в Украину 24 февраля пострадала 1 971 школа. Около 194 из них полностью разрушены.

В Херсонской области россияне смогут запустить не более 20 процентов школ, прогнозируют эксперты.

В тоже время Киев пообещал начать контрнаступление и вернуть стратегический регион под свой контроль.

«Россияне используют школы для размещения своих подразделений. В них комфортно, потому что Украина во многих школах сделала до войны хороший ремонт, есть куда технику сложить, поэтому россияне, прежде всего, обустраиваются в этих школах», — замечает политолог Молчанов.

«И именно вокруг школ все время ведутся бои», — добавляет он.

И все же украинские учителя, выехавшие с оккупированных территорий, хотят вернуться домой, в родные стены, к своим ученикам.

«Я хочу вернуться к своим ученикам. Всю жизнь прожила в Мариуполе, хочется вернуться в свой город», — говорит Болтинова.

«Я верю, что Украина победит, и мир нам в этом поможет».

Вам нравится эта статья?

Комментарии 3

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

Нечего она непобедит ее использует США как пушечное мясо!.

ответ

"«Пугают, что если ребенок не будет учиться по русской программе, лишат родительских прав», — говорит преподаватель." бедные семьи им стоит столько пройти и главное эти "лишатели" прав смогут ли обеспечить их новым рАссиянам этим детям которым они угрожают забрать из семей нормальный быт и существование. Предстоит много проблем с образованием к сожлаению в районах где заняли точки рашистские войска.

ответ

Бедные люди, снова проходят те же методы и полностью шаги как во времена Второй Мировой войны и всех репрессий республик что входили в Советский Союз. Потому что фантазии на большее у раши даже не хватает, а мир наблюдает просто с попкорном за этим.

ответ