Каравансарай
Технологии

Расширяющаяся сеть наблюдения Китая вызвала опасения у союзников и торговых партнеров

Каравансарай

Рабочий устанавливает камеры видеонаблюдения. Пекин, 16 декабря 2020 г. [Ноэль Селис/AFP]

Рабочий устанавливает камеры видеонаблюдения. Пекин, 16 декабря 2020 г. [Ноэль Селис/AFP]

Расширение наблюдения, сбор данных и применение Пекином так называемой системы социального рейтинга (кредита доверия) вызывают обеспокоенность у стран, тесно связанных с Китаем или имеющих перед ним долг, а также у тех стран, где развернуты китайские технологии и инфраструктура.

По мнению аналитиков, Китай использует технологии для усиления авторитарного правления благодаря порядка полумиллиарда камер видеонаблюдения, все более широкому использованию программ распознавания лиц и голосовых отпечатков, вездесущим устройствам слежения за телефонами и одной из крупнейших в мире баз данных ДНК.

Включив нарушение неприкосновенности частной жизни в свою национальную политику, Коммунистическая партия Китая (КПК) без колебаний будет делать то же самое и в других странах, считают они.

«Контроль над людьми»

Цель Пекина — максимизировать то, что он может узнать о личности, деятельности и социальных связях человека, чтобы проявить свою власть, сообщила газета The New York Times в июне после подробного изучения возможностей китайской системы наблюдения.

Рабочий настраивает камеру видеонаблюдения у дома журналиста, помещенного под карантин после поездки в Ухань. Пекин, 3 мая 2020 г. [Лео Рамирес/AFP]

Рабочий настраивает камеру видеонаблюдения у дома журналиста, помещенного под карантин после поездки в Ухань. Пекин, 3 мая 2020 г. [Лео Рамирес/AFP]

Китайский ракетный фрегат, входящий в состав флотилии эсминцев ВМС Китая, движется в строю в ходе недавних круглосуточных морских учений. В контролируемых Китаем портах по всему миру и вокруг них наблюдение расширяется в геометрической прогрессии. [Минобороны КНР]

Китайский ракетный фрегат, входящий в состав флотилии эсминцев ВМС Китая, движется в строю в ходе недавних круглосуточных морских учений. В контролируемых Китаем портах по всему миру и вокруг них наблюдение расширяется в геометрической прогрессии. [Минобороны КНР]

Группа визуальных расследований газеты и репортеры в Азии более года анализировали более 100 000 государственных тендерных документов, собранных ChinaFile. Этот цифровой журнал издается НПО Asia Society.

В документах компании призывают участвовать в тендерах на получение государственных контрактов на поставку технологий наблюдения и в некоторых случаях подробно описывают стратегическое мышление, лежащее в основе закупок.

В нескольких документах полиция заявляла, что планирует установить камеры видеонаблюдения с программой распознавания лиц в общественных местах (рестораны, магазины, развлекательные центры, туристические достопримечательности), а также в частных местах — жилых домах, караоке-залах и отелях.

По словам представителей полиции провинции Фуцзянь, расположенной через залив от Тайваня, стратегия модернизации системы наблюдения была направлена на достижение конечной цели «контроля и управления людьми».

Как обнаружили в The New York Times, правоохранительные органы Китая также собирают «голосовые отпечатки» с помощью звукозаписывающих устройств, подключенных к камерам распознавания лиц.

В одном из тендерных документов из Чжуншаня (провинция Гуандун, примерно в 87 км от Гонконга), они заявили, что им нужны устройства, способные записывать звук в радиусе не менее 92 метров вокруг камер.

Тем временем полиция в Китае закупает оборудование для создания крупномасштабных баз данных сканирования радужной оболочки глаза и ДНК.

Первая региональная база данных сканирования радужной оболочки глаза была создана примерно в 2017 году в регионе Синьцзян. Именно там в так называемых лагерях «политического перевоспитания» содержится не менее миллиона уйгуров и представителей других тюркоязычных, в основном, мусульманских меньшинств.

По сообщению The New York Times, база данных способна хранить образцы радужной оболочки глаза до 30 миллионов человек. Компания, выигравшая этот контракт, позже получила и другие государственные контракты на создание крупных баз данных по всему Китаю.

Другие тендерные документы свидетельствуют об усилиях Китая по созданию крупных баз данных ДНК мужчин и использованию «WiFi-снифферов» и «IMSI-перехватчиков» для сбора информации с телефонов. IMSI — это индивидуальный номер абонента, по которому система распознает пользователя мобильной связи.

В одном случае правоохранительные органы одного из округов провинции Гуандун купили телефонные трекеры в надежде обнаружить приложение-уйгурско-китайский словарь, которое, с большой долей вероятности, помогло бы им выявить телефоны, принадлежащим представителям этого жестоко угнетаемого меньшинства.

Социальный рейтинг

Помимо физического и цифрового наблюдения власти Китая все больше полагаются на сеть частных и государственных систем социального рейтинга (кредита доверия).

Социальный рейтинг ранжирует людей по целому ряду факторов. Они могут включать в себя такие нарушения, как переход улицы в неположенном месте, слишком громкое воспроизведение музыки в поезде, невыплата кредита или ложный вызов такси.

Среди других нарушений — курение в зонах для некурящих, покупка слишком большого количества видеоигр, трата слишком большого количества времени на видеоигры, трата денег на легкомысленные покупки и размещение сообщений в соцсетях, сообщал сайт Business Insider в декабре прошлого года.

Согласно правительственному документу 2015 года, система социального рейтинга, впервые объявленная в 2014 году, призвана укрепить идею о том, что «сохранять доверие — это прекрасно, а нарушать доверие — позорно».

Система основана на морали: за плохое поведение, например, нарушение правил дорожного движения, баллы вычитают, а за хорошее, например пожертвования на благотворительность, добавляют.

Хотя точная методология держится в секрете, китайцам с низким социальным рейтингом грозят «более низкая скорость интернета, ограниченный доступ к ресторанам, ночным клубам или полям для гольфа и лишение права свободно выезжать за границу», говорит Рэйчел Ботсман, автор, специализирующийся на вопросах доверия и технологий.

«Баллы будут влиять на заявления человека на аренду жилья, его способность получить страховку или кредит и даже пособия по социальному обеспечению», — написала она в своей книге Who Can You Trust? («Кому можно доверять?»), опубликованной в 2017 году.

По словам КПК, система социального рейтинга «позволит благонадежным людям свободно разгуливать повсюду под небесами, тогда как дискредитировавшим себя будет трудно сделать даже шаг».

Возможности трудоустройства и получения образования тех, у кого низкий социальный рейтинг, также ограничены.

По сообщению Beijing News, семнадцати мужчинам, отказавшимся нести военную службу в 2017 году, запретили поступать в ВУЗы, подавать документы в среднюю школу или продолжать учебу.

В 2018 году один из китайских университетов отказался зачислить студента, потому что у его отца был плохой социальный рейтинг из-за неуплаты банковского кредита, сообщила государственная телекомпания China Global Television Network.

Система социального рейтинга распространяется и на предприятия, в том числе международные.

Опасения по поводу «Большого брата»

Политика национальной безопасности КПК указывает на то, что Пекин без колебаний будет использовать все более инвазивные наблюдение и сбор данных за рубежом для проявления своей власти.

В последние несколько лет в Казахстане активно реализуют проект «Умный город». В рамках проекта на улицах города устанавливают камеры видеонаблюдения для обеспечения правопорядка и соблюдения правил дорожного движения.

Однако распространение камер видеонаблюдения китайского производства в стране вызывает опасения по поводу того, что доступ к ним могут получить китайские власти.

США уже ввели санкции против двух работающих над проектом китайских компаний — Dahua Technology и Hikvision — за содействие нарушению прав человека в отношении представителей мусульманских меньшинств Китая.

«Сейчас все, что исходит из Китая, вызывает опасения», — сказал «Каравансараю» в 2019 году представитель казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Андрей Гришин из Алматы.

«То, что официально у нас заявлено как вопросы безопасности, переходит в сферу вторжения в личное пространство».

«То, о чем предупреждали фантасты 50–100 лет назад, описывая тоталитарные общества, основанные на системах слежения “Большого брата”, уже сбылось», — добавил он.

«И совершенно не хочется, чтобы эта страшная сказка стала былью и у нас».

Военные мотивы

Еще одна компания, на которую стоит обратить внимание, — это Nuctech, имеющая тесные связи с военной и политической элитой Китая.

Nuctech отвечает за проверку безопасности в некоторых из самых важных аэропортов мира, на пограничных переходах и дипломатических мероприятиях. Это вызывает беспокойство по поводу нарушения конфиденциальности и возможного злоупотребления данными.

Помимо рентгеновских сканеров, через которые в аэропортах проходят пассажиры и багаж, компания производит детекторы взрывчатых веществ и взаимосвязанные устройства, способные идентифицировать удостоверение личности или билет, измерять температуру тела и распознавать лица.

США, Канада и ряд других западных стран отказались от оборудования Nuctech из соображений национальной безопасности.

В Пакистане Китай устанавливает более 500 камер видеонаблюдения в городе Гвадар. Это порождает опасения по поводу конфиденциальности и предположения о том, что порт никогда не был предназначен для торговли, сообщала газета The Print в июне.

Ожидается, что этот порт в Аравийском море станет частью китайской инициативы «Один пояс и один путь» (ОПОП). Однако наблюдатели выражают обеспокоенность тем, что китайский режим может использовать развитие порта в качестве прикрытия для создания военно-морской базы в Пакистане.

Пекин обвиняют в аналогичных планах по строительству секретных военных баз, или портов «двойного назначения», в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ), Камбодже и Экваториальной Гвинее.

В рамках ОПОП Китай строит коммерческие портовые сооружения в ключевых районах, которые могут быть использованы его быстро растущим военно-морским флотом — в том числе в Египте, Иране и Шри-Ланке.

В докладе за 2019 год представители Американо-китайской комиссии по обзору состояния экономики и безопасности отметили, что продвижение Пекином ОПОП направлено на «расширение военного сотрудничества и экспорт своих технологий цензуры и наблюдения».

«Китайский ОПОП стал наиболее четкой организационной концепцией расширения присутствия Народно-освободительной армии Китая за рубежом», — добавили они.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500