Каравансарай
Безопасность

Ничего кроме провалов: невозможность достичь целей в Сирии и Украине свидетельствуют о стратегической слабости России

Ольга Чепиль

Россиянин, присоединившийся к Легиону «Свобода России», чтобы сражаться на стороне Украины, носит нашивку Легиона. Легион «Свобода России» — это иностранный добровольческий легион, сформированный в марте 2022 года из перебежчиков из российской армии, а также российских и белорусских добровольцев. Долина, Украина, 26 декабря. [Самир аль-Думи/AFP]

Россиянин, присоединившийся к Легиону «Свобода России», чтобы сражаться на стороне Украины, носит нашивку Легиона. Легион «Свобода России» — это иностранный добровольческий легион, сформированный в марте 2022 года из перебежчиков из российской армии, а также российских и белорусских добровольцев. Долина, Украина, 26 декабря. [Самир аль-Думи/AFP]

КИЕВ -- До вторжения России в Украину и ее постоянных неудач по мере затягивания войны арабские союзники Москвы воспринимали ее, как силу, с которой нужно считаться.

Но теперь ситуация меняется, и репутация России страдает, говорят аналитики.

Ряд военных поражений России в войне с гораздо меньшим противником, Украиной, являются продолжением неудач в Сирии, где президенту России Владимиру Путину не удалось достичь доминирующего влияния.

Теперь уже очевидно, что Россия, которая претендует на статус мощного военного государства, неспособна адекватно планировать свои шаги и прогнозировать реальный эффект своих действий.

Первая леди Украины Елена Зеленская выступает на открытии выставки о военных преступлениях России в Лондоне, 29 ноября. [Джеймс Мэннинг/общие ресурсы/AFP]

Первая леди Украины Елена Зеленская выступает на открытии выставки о военных преступлениях России в Лондоне, 29 ноября. [Джеймс Мэннинг/общие ресурсы/AFP]

Российский солдат стоит на страже во время церемонии, организованной сирийским режимом в Думе 24 октября. [Луай Бешара/AFP]

Российский солдат стоит на страже во время церемонии, организованной сирийским режимом в Думе 24 октября. [Луай Бешара/AFP]

«Стратегическое планирование у России есть, это факт. Но оно, мягко говоря, не на высоте», — говорит Каравансараю Дмитрий Левусь, киевский политолог, эксперт аналитического центра «Объединенная Украина».

Поддерживая режим сирийского диктатора Башара Асада и спровоцировав волну беженцев в Европу, Кремль дестабилизировав регион, но своих стратегических целей так и не достиг, значительно переоценив свои возможности.

«Ставка на режим Асада тоже оказалось верной, потому что он устоял. Но глобально, россияне не смогли закрепиться в Сирии», — говорит Левусь.

«Их влияние не стало монопольным, чего они очень хотели. Вмешалась Турция и Соединенные Штаты, вот в чем был основной просчет», — добавил он.

Самоуверенность России

Весной, после разгрома самых боеспособных российских частей под Киевом, Кремль начал выводить свой контингент из Сирии с целью переброски в Украину.

Кроме того, Кремль начал забирать новых наемников ЧВК Вагнера для переброски в Украину и передислоцировать боевиков из Сирии, Центральноафриканской Республики (ЦАР) и других горячих точек, где присутствует группировка.

Этот шаг еще больше ослабил позиции России на Ближнем Востоке.

«У них не хватает сил, средств и техники, и они начали выводить свои контингенты», — говорит Сергей Данилов, заместитель директора Центра ближневосточных исследований.

«Кроме этого, они забирают часть ЧВК Вагнера, своих головорезов из Африки. Сейчас они воюют под Бахмутом», — добавил он.

«Если бы не агрессия против Украины и неожиданное сопротивление, которое дает Украина, россияне никуда бы не уходили из Сирии», — считает Данилов.

«И смотрите как получается: до Украины в истеблишменте арабских стран Россия воспринималась как страна, с которой нужно считаться, а теперь происходит обратный процесс», — продолжает эксперт.

По мнению аналитиков, одной из главных причин российских неудач стала чрезмерная самоуверенность России.

«Даже из опыта личного общения с российскими дипломатами или экспертами, можно сделать вывод, что они очень “вышколенные”, прослеживается “энциклопедичность” их знаний», — говорит Левусь.

Но это самомнение и «вера в исключительность русского мира создают определенную зашоренность. Особенно если речь идет о стратегическом планировании. И еще больше, когда речь идет об украинском вопросе», — добавил он.

Два разных конфликта

«Сирийский и украинский конфликт в значительной степени связаны», — говорит Максим Паламарчук, руководитель Центра внешнеполитических исследований Национального института стратегических исследований.

«Одним из факторов, который повлиял на решение аннексировать Крым [в 2014 году], было то, что без владения Крымом Россия не могла обеспечить свой контингент в Сирии», — объясняет он.

«Но главное, Сирия была с позиции россиян той операцией, которая сделала их руководство более авантюристическим. Они надеялись, что применение вооруженной силы может дать положительные результаты», — продолжает Паламарчук.

Российский генерал Сергей Суровикин, возглавляющий наступательные операции Кремля в Украине, просчитался, думая, что методы, сработавшие в Сирии, должны также сработать и в Украине, говорят аналитики.

«Суровикин считал, что раз в Сирии сработал воздушный террор, когда они уничтожали гуманитарную инфраструктуру, критическую инфраструктуру, фактически гнали бомбами население и принуждали к переговорам о капитуляции, то это должно сработать и в Украине», — говорит Левусь.

«Но это не срабатывает по одной простой причине — разнице условий».

«Во-первых, сильная украинская ПВО и противоракетная оборона. Опять же, готовность Украины к сопротивлению, которую они вообще не берут в расчет, считая Украину недогосударством», — объясняет он.

«И, в конце концов, с какого-то момента — реально действенная западная помощь в усилении ПВО», — объясняет Дмитрий Левусь, отмечая, что с учетом реальности России следует более реалистично оценить свои возможности.

«Российский способ ведения войны»

Теперь все, на что может рассчитывать Кремль — это статус военных преступников.

Преступления против гражданского населения, совершенного российской армией в Сирии, фиксировались в международных отчетах и ранее, а теперь украинские власти собирают доказательства аналогичных преступлений.

Например, в одном из отчетов Независимой международной комиссии по расследованию событий в Сирии описываются случаи «двойных» авиаударов российский авиации, когда удары повторно наносились по спасателям, которые разбирали завалы после первой атаки.

Однако до полномасштабного вторжения в Украину России удавалось избегать наказания за нарушения правил войны.

«Террор, пренебрежение законами и обычаями войны — это российский способ ведения войны, который не меняется уже очень продолжительное время», — говорит Паламарчук.

«Однако наказания не было. За Сирию не было, за военные преступления в Молдове в 92 тоже не было, за события в Грузии в 92-93 годах тоже никто не наказан, потом снова Грузия в 2008-м», — перечисляет он.

«Конечно, все это не могло способствовать формированию нормальной культуры российской армии. Террор против гражданских для них — привычое дело», — добавил Максим Паламарчук.

«Теперь Россия получит наказание за все преступления, это однозначно. Дело зашло настолько далеко, что просто так это уже не закончится».

Бывшие союзники России на Ближнем Востоке хотят максимально отмежеваться от страны, которая массово совершает военные преступления. Ни о каком статусе «сверхдержавы», который так хотел получить Кремль, речи уже не идет.

«В арабских странах люди понимают, что война между Россией и Украиной — это ключевой конфликт современности», — говорит Данилов.

«Это событие, которое может повлиять на мировую структуру безопасности. Надо понимать, что происходит, и нужно участвовать».

Вам нравится эта статья?

Комментарии 1

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

Российская армия оказалась хней..

ответ