Терроризм

Вернувшиеся из Сирии казахские женщины рассказали в документальном фильме о пережитых ужасах

Ксения Бондал

image

В кадре из документального фильма «Жусан иси» показана жительница Казахстана, гуляющая в поле со своими детьми. Это одна из снявшихся в фильме четырех казахстанских женщин, вернувшихся на родину из Сирии в рамках операции «Жусан».

АЛМАТЫ -- Новый документальный фильм рассказывает об ужасах, с которыми столкнулись казахстанские женщины, покинувшие свою страну, чтобы отправиться со своими мужьями в раздираемую войной Сирию.

В фильме «Жусан иси» рассказывается история четырех женщин, которые отправились со своими семьями в Сирию, где их мужья вступили в ряды «Исламского государства» (ИГ).

Фильм был снят казахстанской журналисткой Жулдыз Толеу в конце 2019 года. Средства на его создание были выделены Институтом мира Соединенных Штатов, PeaceTech Lab (международной НПО с главным офисом в Вашингтоне) и Международным центром журналистики MediaNet в Алматы.

В рамках операции «Жусан» в прошлом году на родину были возвращены около 600 казахстанцев, в том числе, около 400 детей. Они прибыли из Сирии несколькими авиарейсами.

image

Члены ИГ принимают участие в военных действиях в Сирии в 2018 году. Так называемый «халифат» рухнул в начале 2019 года после многочисленных военных поражений и случаев дезертирства. [Фото из архива]

Жулдыз Толеу ездила в Караганду, Сатапев и Жезказган в поисках героинь для фильма, который в настоящее время опубликован на YouTube.

«Я также искала и через социальные сети, написала письмо в Комитет национальной безопасности (КНБ) с просьбой помочь», — рассказывает Жулдых. Но несмотря на то, что КНБ дал разрешение на беседу с вернувшимися на родину девушками, большинство из них отказались встречаться с ней.

«Некоторые из них передумали [после изначального согласия]; кому-то запретили родственники», — рассказывает она.

Из 15 девушек, которые ответили на письма Жулдыз, ей удалось поговорить только с четырьмя и снять их в 40-минутном документальном фильме.

Римма, Айганым, Айгерим

Первая героиня фильма Римма живет в Караганде и одна воспитывает своих детей, трех мальчиков и девочку. Двоих детей она родила еще в Казахстане, а других уже в Сирии, куда в 2013 году уехала вместе с мужем.

На тот момент Римме был 21 год. Она прожила с семьей в Сирии почти семь лет и вернулась в Казахстан в рамках операции «Жусан-3». Помимо смерти своего мужа в Сирии, ей пришлось пережить голод и жестокость.

Римма рассказывает в фильме, что ни за что бы не отправилась в Сирию, если бы не обман мужа.

Еще одна казахстанка, вернувшаяся на родину — это Айганым из Караганды.

В 2015 году, когда ей было 23 года и она только недавно родила ребенка. Поддавшись на уговоры мужа, она покинула родину вместе с ним и малышом и через Турцию выехала в Сирию, где прожила три года.

«Когда начался голод, еда стоила очень дорого: килограмм мяса — 50 долларов [19 000 тенге], килограмм хурмы тоже 50 долларов, — вспоминает она. — Те, у кого не было денег, ели траву. Мы питались, как скот. Иногда приходилось выходить за едой во время бомбежек, очень много детей умерло от голода, никто не делился едой хоть умри».

В то время игиловцы стали сажать в тюрьмы и расстреливать тех, кто не хотел воевать за них, добавляет она.

«Мы поняли, что исламского государства нет, шариата там нет. Людей сжигали заживо, мы стали как пушечное мясо», — говорит Айганым.

В Сирии у нее заболел и умер ребенок, мужа тоже не стало. Сама девушка спаслась благодаря тому, что вместе с несколькими другими женщинами сдалась курдам, а потом ее вернули в Казахстан в рамках операции «Жусан-3».

Еще одна героиня фидьма Айгерим уехала из Казахстана с мужем и новорожденным ребенком, когда ей было 20 лет. Ее муж, насмотревшись роликов про якобы священную войну в Сирии, решил уехать туда, чтобы вступить в ряды боевиков ИГ.

«Я сказала, что последую за ним», — рассказывает Айгерим. Уже в Сирии она родила дочь.

В Сирии ее муж и дети погибли во время бомбежки. Она также была возвращена на родину в рамках операции «Жусан-2».

«Они раскаиваются в том, что уехали»

В течение трех месяцев после возвращения на родину женщины проходили реабилитацию в Актау, а сейчас раз или два в месяц встречаются с теологами.

«Они действительно раскаиваются в том, что уехали в эту страну [Сирию]. И теперь пытаются вытеснить из памяти свое горе от смерти мужей, детей, — говорит Жулдыз. — Например, одна из девушек постоянно смеялась во время съемок — это защитная реакция ее психики, чтобы забыть пережитую трагедию».

По ее словам, сейчас они носят платки, хотя раньше надевали никаб, ходят в мечеть и надеются снова выйти замуж.

«Эти девушки свободно передвигаются по городу, родители и родственники приняли их. Перед съемками девушки боялись, что когда фильм покажут широкой аудитории, их знакомые узнают про их жизнь в Сирии. После демонстрации фильма я связалась с ними и узнала, что никаких проблем с обществом у них не возникло», — рассказывает наша собеседница.

В конце 2019 года фильм показывали в университетах, а потом обсуждали со студентами.

«Презентацию фильма я проводила в Караганде, Сатпаеве, Жезказгане. Это те города, из которых больше всего жителей уехало в Сирию — несколько сотен молодых людей», — рассказывает Жулдыз Толеу.

Многие молодые люди посмотрели этот фильм, набравший на YouTube уже более 1200 просмотров.

Одним из них стал 20-летний Мирас Абдурахманов, студент Шымкентского социально-педагогического университета. Он считает, что фильм помогает осознать реальную опасность терроризма.

«Лучший способ защититься от террористической пропаганды — это проверять факты», — говорит он.

Абдурахманов с симпатией относится к женщинам, вернувшихся из зон военного конфликта. Если есть возможность спасти их, нужно ее использовать, говорит он.

Во время обсуждения «поколение постарше — преподаватели — высказывались против возвращения этих женщин и говорили, что нужно было оставить их в Сирии или посадить в тюрьму. — рассказывает Жулдыз.— Однако молодежь оказалась очень понимающая. Студенты посчитали очень правильным то, что государство вернуло этих людей назад».

22-летняя Алия Молдабаева, которая учится в университете Туран в Алматы, не понимает тех, кто выступает против возвращения «этих бедных женщин» в Казахстан.

«Во-первых, каждый имеет право на ошибку, — сказала она. — Они совершили эту ошибку. Другие делают что-то другое не так. Нам нужно научиться прощать друг друга».

«Во-вторых, наша страна — это и их дом, такой же как ваш или мой, — добавила она. — И увидев эту ужасную жизнь и войну, они еще больше будут ценить наш мирный Казахстан».

Вам нравится эта статья?

Комментарии 1
Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле Осталось знаков: 1500 (1500 макс.)

Детей родным а этих дам назад в Сирию

ответ