https://central.asia-news.com/ru/articles/cnmi_ca/features/2020/03/11/feature-01
| Терроризм

В Узбекистане прошел центральноазиатский диалог по реинтеграции бывших экстремистов

Максим Енисеев

image

Аналитики и официальные лица стран Центральной Азии посещают неправительственную организацию «Баркарор Хаёт» и встречаются с женщинами, репатриированными с Ближнего Востока. Встреча была организована в рамках конференции «Центральноазиатский диалог по реабилитации и реинтеграции “возвращенцев” из Сирии и Ирака: опыт Узбекистана». Термез, 5 марта. [УзА]

ТАШКЕНТ — Страны Центральной Азии изучают успехи Узбекистана в реинтеграции экстремистов, вернувшихся домой после участия в боевых действиях в Сирии и Ираке, чтобы понять, как лучше всего реабилитировать своих репатриантов.

Представители властей и эксперты из Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана собрались на конференцию в Ташкенте и Термезе 3–5 марта, чтобы обсудить опыт Узбекистана в реабилитации вернувшихся.

По словам аналитиков и официальных лиц, конференция под названием «Центральноазиатский диалог по реабилитации и реинтеграции “возвращенцев” из Сирии и Ирака: опыт Узбекистана» была направлена на поиск эффективных и практических предложений, которые впоследствии могут работать и в других государствах Центральной Азии.

Среди участников диалога были мэры городов Нур-Султан (Казахстан) и Бишкек (Кыргызстан), а также представители министерств внутренних дел стран Центральной Азии.

На конференции были представлены доклады на тему «Политические и правовые аспекты реинтеграции вернувшихся граждан: обзор национального опыта» и «Роль социальных программ в процессе реабилитации», передает Национальное информационное агентство Узбекистана (УзА).

Узбекистан имеет большой опыт возвращения экстремистов к мирной жизни. В 2019 году в ходе операций «Добро-1» и «Добро-2» из зоны конфликтов в Сирии и Ираке были возвращены 261 женщина и ребенок. Ранее СМИ сообщали, что число репатриантов составляет 218 человек.

Помилование получили 472 экстремиста, а из «черных списков» были исключены 20 тысяч граждан. Подобные списки больше не ведутся.

По словам аналитиков, правительство Узбекистана приняло целый ряд мер по оказанию репатриантам психологической и материальной помощи в рамках их реабилитации и реинтеграции.

Кроме того, им был дан доступ к образовательным и социальным программам и созданы возможности для трудоустройства и жилья.

Другие центральноазиатские государства стремятся перенять опыт Узбекистана в осуществлении реформ, говорит политолог из Ташкента Умид Асатуллаев.

«Такие акции, как операция “Добро”, подталкивают и другие страны заниматься возвращением своих граждан из зон конфликтов», — сказал он.

По словам политолога, опыт Узбекистана особенно важен, потому что до 2016 года у него была совершенно иная, жесткая политика в отношении экстремистов.

«Это был “билет в один конец”. Если один раз ты попадал под подозрение, то пути назад не было, никакого шанса. Это только радикализировало людей еще больше», — добавил Асатуллаев.

Кроме того, в августе прошлого года в Узбекистане закрыли печально известную тюрьму «Жаслык», где, по заключениям правозащитных организаций, применялись пытки. Тюрьма была открыта после серии терактов в 1999 году, и в ней содержали террористов и экстремистов.

Причины радикализации

На конференции узбекские аналитики поделились своими взглядами на то, почему узбекистанки уезжали в Сирию и Ирак.

«Примерно 60% из исследованных нами репатрианток уехали в Сирию в 2016–2017 году, когда уже там была война. Чтобы решиться на такой шаг, зная, что там идет война, — для этого нужны серьезные причины», — сказал эксперт Института стратегических и межрегиональных исследований (ИСМИ) при президенте Узбекистана Бахтиёр Бабаджанов, передает Podrobno.uz.

По словам Бабаджанова, основной движущей силой стала эффективная пропаганда идеологии «Исламского государства» (ИГ), и его успех в вербовке был обусловлен не только умелым продвижением, но и ошибками в работе государственных органов в Центральной Азии.

Он затронул проблему низкого уровня образования женщин, попавших под влияние так называемого «халифата».

«Почти все репатриантки были троечницами. Мне кажется, очень низкое образование стало толчком для отъезда [из Узбекистана], оно не позволило оценить реалии мира, понять, что на самом деле происходит», — добавил Бабаджанов.

Возвращение женщин из зон конфликта

Участники конференции также отправились в Термез для непосредственного ознакомления с реформами узбекского правительства. В частности, они узнали об инициативах неправительственной организации «Баркарор Хаёт», которая занимается интеграцией женщин, возвращающихся из зон конфликта.

С помощью волонтеров эти женщины обучаются шитью, кондитерскому делу и народным ремеслам.

«Мы многое узнали, приехав в Сурхандарью», — цитирует УзА слова специалиста Центра социально-психологической и правовой поддержки несовершеннолетних города Алматы Любови Рысаковой.

«Меня особенно впечатлила проводимая работа по определению роли религиозных компонентов в процессе реабилитации. Я решила, что по возвращении в Казахстан буду применять в своей работе данный опыт», — отметила она.

Аналитик ИСМИ Фариза Рамазанова утверждает, что женщины боялись возвращаться домой из-за судебного преследования.

Однако, по ее словам, они получили амнистию и прощение, передает Podrobno.uz.

«Все они были допрошены в присутствии адвокатов; репатриантки добровольно написали признания в совершенных правонарушениях, а затем — письма президенту с просьбой о помиловании», — сказала Рамазанова.

«Затем суды вынесли по ним решения; некоторые были помилованы, то есть освобождены от всякой ответственности, другие привлечены к ответственности, не связанной с лишением свободы», — добавила она.

Вам нравится эта статья?

0
Комментарии 0
Правила оставления комментариев
Введите защитный код *