Каравансарай
Терроризм

В Казахстане извлекают уроки из спецоперации «Жусан» по возвращению соотечественников на родину

Ксения Бондал

image

Роза, одна из казахстанских женщин, репатриированных с территории, находившейся под контролем ИГ в Сирии, говорит: «Сейчас я в безопасности, но мне продолжают сниться взрывы, крики и стоны людей». [Центр анализа и развития межконфессиональных отношений, Павлодар/YouTube]

АЛМАТЫ -- Казахстан выпустил новый видеопроект «10 уроков Жусана». Он рассказывает истории 10 женщин, испытавших чудовищные кошмары жизни под пятой «Исламского государства» (ИГ) в Ирака и Сирии.

Женщины попали на контролируемую ИГ территорию в Сирии в 2013 году, но быстро поняли, что исламская утопия, к которой они стремились, была фарсом.

Каждый видеоматериал продолжительностью до двух минут рассказывает историю одной из женщин.

Первое видео появилось в Инстаграме 1 апреля, за ним последовали остальные. Видеоролики также распространяются в других социальных сетях и на сайтах, в том числе Kazislam.kz и Mazhab.kz.

image

Курдский лагерь в Сирии, где после поражения «Исламского государства» (ИГ) оказались большинство женщин из Центральной Азии. Кадр из видеоматериалов проекта «10 уроков Жусана».

image

Вербовщик террористов обменивается текстовыми сообщениями с женщиной — своей потенциальной жертвой. Кадр из видеоматериалов проекта «10 уроков Жусана».

Все материалы в дальнейшем будут доступны на русском, казахском и английском языках.

Работа над проектом началась в декабре 2020 года. Ролики уже прошли религиоведческую экспертизу в Комитете по делам религий Министерства информации и общественного развития Казахстана.

Проект «10 уроков Жусана» финансирует Европейский союз через Internews.

Истории невероятной силы

В Казахстане самое большое в Центральной Азии число репатриантов из зон террористической активности, рассказала директор павлодарского Центра анализа и развития межконфессиональных отношений (ЦАРМО) Гульназ Раздыкова.

По образованию она реабилитолог и начала работать с репатриированными женщинами, когда их привезли из Сирии в Актау в 2019 году. Она сотрудничала с Internews для того, чтобы опубликовать истории своих подопечных.

«Только теперь эти женщины готовы говорить открыто, то есть один-два года назад этот проект не был бы возможен, потому что только сейчас эти бедные матери готовы говорить перед камерой, публично о своей боли», — рассказывает Гульназ Раздыкова.

«Женщины-репатриантки рассказывают о психологических и теологических установках, которыми манипулируют вербовщики», — говорит она.

Истории, рассказанные теми, кто непосредственно пережил ужасы ИГ, оказывают уникальное по своей силе воздействие, считает Раздыкова.

«Когда об угрозах экстремизма говорит ученый или журналист, это не имеет такого воздействия на аудиторию, как рассказы жертв радикалов и террористов о тех ужасах, с которыми они столкнулись», — сказала она.

По ее словам, истории этих женщин «помогут остановить тех ребят, которые сейчас на радикальных позициях».

Смерть, жестокость и стыд

Одна из героинь по имени Нурайим рассказывает, что уехала в Сирию в 2013 году по решению супруга, который, увлекшись идеями ИГИЛ, решил покинуть Казахстан и забрал с собой жену и шестерых детей в возрасте от 3 до 18 лет.

«Сначала погиб мой старший сын. Потом убили мужа», — вспоминает она в видеоматериале.

«Ночью на дом, где оставались мои младшие дети, сбросили бомбу. Я осталась одна», — говорит она.

Сейчас у Нурайим осталась только внучка, которая родилась в Сирии, вместе с ней женщина вернулась в Казахстан в 2019 году в рамках операции «Жусан».

Еще одна женщина, по имени Роза, рассказывает историю о том, как уехала в Сирию, чтобы попытаться вернуть домой свою радикализованную дочь Гульсум.

Но Гульсум и ее новорожденный сын погибли, когда на их дом упала бомба, а Роза потом в течение двух лет не могла выбраться с территории, контролируемой ИГ, пока ее не репатриировали.

«Выжить можно. А пережить смерть родных невыносимо. Время не лечит эти раны», — говорит она.

Героиня еще одного ролика по имени Асель Игубаева сейчас живет в Павлодаре.

В конце 2013 года, имея маленького ребенка и беременная вторым, Асель поехала вслед за супругом в Сирию.

«Это произошло после того, как в Сирию уехали 150 казахов. Мы с мужем подумали, что там происходит что-то важное для мусульман, хотели поехать изучать ислам и как жил пророк Мухаммед, увидеть арабский мир, жить в нем, одеваться в мусульманскую одежду», — рассказала Асель в интервью «Каравансараю».

Они с мужем пять лет жили на удерживаемой ИГ территории в сирийском городе Ракка, в иракском Мосуле, иногда в небольших поселках.

За это время Асель видела много смертей, жестокости и противоречий исламу.

Ее муж погиб, и она с двумя детьми добралась до курдского лагеря, откуда их забрали казахстанские власти и в мае 2019 года привезли в Актау.

«Было стыдно перед родственниками, соседями. Слишком много негатива было у людей к тем, кто уехал, особенно потому что про женщин ходило много историй, что они несколько раз выходят замуж», — рассказала Асель.

Помощь другим женщинам

В июне 2020 года она решила завести страницу в Инстаграме и писать о причинах отъезда в Сирию, о своей жизни там, о муже и детях.

Она переживала о том, как отреагируют люди. Но опасения оказались напрасными.

«Кто-то писал мне напрямую, что их родственники тоже в Сирии, спрашивали, не знаю ли я их, другие интересовались действительно ли была операция "Жусан", но никто не критиковал и не оскорблял», — признает Асель.

«Я захотела принять участие в проекте “10 уроков Жусана”, потому что в лагере курдов остались мои подруги, и мой рассказ, возможно, поможет в тех странах, откуда они родом, понять как женщинам страшно в Сирии, как они устали от войны, и их заберут домой», — добавила она.

Кроме того, Асель хотела своим рассказом показать, какой эффект и возможности дает реабилитация жертв экстремизма.

Сейчас она работает в Центре анализа и развития межконфессиональных отношений волонтером, помогает женщинам в трудных жизненных ситуациях, а также тем, кто потерял своих родных в Сирии.

Репатриация граждан Центральной Азии

Казахстан стал первой страной в Центральной Азии, начавшей репатриацию своих граждан из Сирии.

В ходе операции «Жусан» (Горькая полынь) власти доставили на родину 188 женщин, которые привезли с собой тяжелый опыт жизни среди боевиков — огромное количество материала.

С 2019 года прошли пять этапов операции «Жусан» по возвращению казахстанцев из Сирии и Ирака, преимущественно женщин и детей.

«В общей сложности мы репатриировали более 700 граждан нашей страны», — сообщил заместитель министра иностранных дел Ержан Ашикбаев на видеоконференции 8 января, проведенной Атлантическим советом (Вашингтон).

Среди возвращенных более 490 детей, 187 женщин и «33 мужчины — все они террористы, и все были осуждены», сказал он.

В феврале, во время последней операции «Жусан-5», Казахстан репатриировал четверых мужчин, одну женщину и семерых детей, двое из которых остались сиротами.

Другие страны Центральной Азии также вернули домой некоторых своих граждан, отдавая приоритет репатриации детей, а не женщин и мужчин.

Узбекистан вернул на родину более 318 узбекских женщин и детей из Сирии и Ирака тремя рейсами, заявил в апреле узбекский посол в США Жавлон Вахабов в интервью PBS.

Служба Радио Свобода/Радио Свободная Европа сообщает, что чартерным рейсом 16 марта вернули 79 кыргызских детей, находившихся в Ираке. Матери этих детей находятся в заключении в иракской тюрьме.

По состоянию на январь, Таджикистан работал над репатриацией более 200 женщин и детей из курдских лагерей в Сирии, рассказал «Каравансараю» посол Таджикистана в Кувейте Зубайдулло Зубайдзода. Однако информация о числе вернувшихся на родину в настоящее время отсутствует.

Туркменистан не предоставлял информацию о числе своих граждан, примкнувших к ИГ, или тех, кто мог вернуться на родину.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500