Каравансарай
Политика

Утечка аудиозаписи высказываний Зарифа показала доминирование КСИР в принятии решений

Каравансарай

image

Командующий силами «Кудс» КСИР Касем Сулеймани и министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф. На аудиозаписи, попавшей в СМИ в результате утечки 25 апреля, Зариф критикует Сулеймани и государственные расходы на КСИР. Недатированное фото. [IRNA]

Аудиозапись интервью иранского министра иностранных дел Джавада Зарифа, утекшая в СМИ в воскресенье (25 апреля), вызвала реакцию во всем мире, в самых разных политических кругах, и спровоцировала споры, теории заговора и всевозможные мнения.

190-минутная запись, сделанная из видеоинтервью от 24 февраля, появилась, когда Зариф находился с визитом в Ираке перед третьим раундом переговоров в Вене об «оживлении» международного соглашения по иранской ядерной программе.

Во время интервью — это часть документального исторического проекта, который должен подробнее познакомить аудиторию с правительством президента Хасана Роухани, — глава внешнеполитического ведомства не единожды повторяет, что некоторые его высказывания не предназначены для записи.

В предыдущем интервью Зариф говорил, что не играет никакой роли в принятии внешнеполитических решений. Он подтверждает свою позицию и на утекшей аудиозаписи.

image

Касем Сулеймани (в центре) с другими высокопоставленными иранскими военными и Верховным лидером Али Хаменеи. Министр иностранных дел Джавад Зариф заявил, что Сулеймани никогда не пошел бы на дипломатический компромисс, даже если позиция КСИР наносила бы ущерб иранской дипломатии и внешней политике «на 200%». Недатированное фото. [Министерство обороны Ирана]

Зариф говорит, что «получил удар в спину» во время переговоров, которые закончились ядерным соглашением в 2015 году, известным как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Министр добавил, что многие сторонники жесткой линии не хотят нормализации отношений между Ираном и США.

Утверждая, что бывший президент Махмуд Ахмадинежад недолюбливал его и хотел его отставки с должности посла Ирана в ООН, Зариф сказал, что «высшие эшелоны» (подразумевая Верховного лидера Али Хаменеи) хотели, чтобы дипломат оставался на своем посту.

Зариф рассказал, что знал об уготованной ему судьбе «жертвы, а не героя», когда неохотно принял приглашение Роухани стать министром иностранных дел.

В интервью он многократно делал упор на том, что режим в Тегеране видит своими приоритетами региональное присутствие и подходы Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

Он сказал, что эти подходы, разработанные и утвержденные ликвидированным впоследствии командующим силами «Кудс» КСИР Касемом Сулеймани, постоянно предпочитались дипломатии в ту пору, когда Сулеймани занимал свой пост.

Сулеймани подрывал дипломатию

Зариф сказал, что Сулеймани не пошел бы на компромисс ради дипломатии, даже если позиция КСИР наносила бы ей и иранской внешней политике вред «на 200%».

Через несколько месяцев после того, как удалось достичь дипломатических решений, в свете иранских переговоров с мировыми державами тогдашний госсекретарь США Джон Керри проинформировал его, что число перелетов лайнеров авиакомпании «Иран Эйр» в Сирию возросло в шесть раз, вспоминает министр.

Зариф признался, что не был осведомлен об этом факте.

Он сказал, что его команда получила разрешение закупить новые Боинги и Аэробусы, чтобы помочь изношенному гражданскому воздушному флоту Ирана, однако этот резкий рост числа рейсов «Иран Эйр» в Сирию поставил закупку под угрозу срыва.

А все это потому, что, не говоря никому, помимо исполнительного директора «Иран Эйр», Сулеймани решил, что эта авиакомпания будет «безопаснее, чем "Махан Эйр"» для полетов КСИР в Сирию.

Необъявленные перелеты с помощью государственного «Иран Эйр» и попавшего под санкции перевозчика «Махан Эйр» вызвали вопросы о подозрительных действиях обеих компаний, выполнявшихся для иранского режима. Авиакомпании обвинялись в перевозке оружия и боевиков в зоны конфликтов по всему региону.

Зариф утверждает, что решение Сулеймани осложнило дипломатические отношения и уничтожило возможность дальнейших закупок самолетов.

Министр иностранных дел рассказал, что встречался с Сулеймани раз в неделю, но эти встречи проводились не для того, чтобы обсуждать дела страны или взаимодействовать. По словам Зарифа, Сулеймани, скорее, перечислял свои региональные подходы и предпочтения в порядке их важности.

Траты на КСИР «того не стоят»

Зариф критиковал «ястребов», которые предпочитают испорченные отношения с США и их огромной армией. Министр говорил, что сила Ирана заключается не в ракетах или военной технике, и страна не может полагаться на свою военную силу — это очевидный факт.

Сила Исламской республики, по его мнению, должна быть в том, что ее поддерживает собственный народ, и «это равно национальной безопасности».

Он отметил, что внешняя политика Тегерана всегда опиралась на «двуполярный подход времен “холодной войны”», подразумевая, что региональное присутствие КСИР всегда было важнее дипломатии.

Иран «потратил больше, чем полагалось», на это региональное присутствие КСИР, сказал он, позже заметив, что «это того не стоило».

Ни Роухани, ни члены его кабинета, по сути, вообще никто, кроме высокопоставленных начальников КСИР, не знали о том, что 8 января 2020 года Иран сбил Боинг «Украинских авиалиний», выполнявший рейс 752 из Тегерана в Киев, говорит Зариф.

На следующий день после происшествия, вспоминает министр, его заставляли написать в Твиттере об инциденте и отрицать, что самолет сбили силы КСИР, но он отказался.

Когда он попросил представителей КСИР дать кабинету Роухани правдивую информацию, чтобы правительство, возможно, смогло найти решение, они «глядели на меня так, словно я богохульствовал».

Пагубная роль Китая и России

Отметив необходимость продолжения отношений Тегерана с Россией и Китаем при одновременных контактах с Западом, в том числе США, Зариф подчеркнул, что Китай и Россия не занимают иранскую сторону и поддерживают отношения с Ираном, исходя из своих интересов.

По мнению Зарифа, отчасти это объясняется тем, что Пекин и Москва предпочтут плохие отношения между Тегераном и США, поскольку тогда Вашингтон считал бы Иран «приоритетной» (проблемой) для себя, а китайский и российский вопросы отодвинулись бы дальше по повестке.

Он описал роль Москвы в переговорах Ирана с Западом, как пагубную, настолько, что российский министр иностранных дел Сергей Лавров пытался поставить под угрозу дипломатические решения 2015 года.

Зариф рассказывает, что Лавров тайно отправился на переговоры с Керри, но Зариф без объявления явился на встречу с американским коллегой и застал госсекретаря и российского министра беседующими с глазу на глаз.

Перед отъездом в Москву Лавров сказал Зарифу и Керри, что Иран и Соединенные Штаты не смогут достичь договоренности по одному конкретному вопросу.

Зариф отреагировал, сказав Лаврову, что этот вопрос — «не его [нецензурно] дело».

Интервью взбесило «ястребов»

Рассказ Зарифа на попавшей в СМИ записи, его слова о Сулеймани и КСИР взбесили иранских «ястребов». Некоторые из них обвинили министра в измене.

Депутаты иранского парламента (Меджлиса), большинство из которых составляют консерваторы, призвали к расследованию заявлений, прозвучавших на записи, и потребовали, чтобы Зарифа наказали за «оскорбление Сулеймани».

Некоторые и дальше нападали на министра, говоря, что он, видимо, не осведомлен о «красных линиях» режима. Многие заметные консерваторы обвинили Зарифа в том, что он «западного» толка.

Ультра-жесткое консервативное издание «Кайхан», чьего главного редактора Зариф упоминает в интервью, подвергло министра разгромной критике (во время переговоров 2021 года о возобновлении СВПД «Кайхан» в редакционной колонке призвал заменить Зарифа на его посту).

В понедельник «Кайхан» выпустил еще одну критическую колонку по поводу Зарифа, в которой намекалось, что утечка аудиозаписи была намеренной.

Представитель консервативной Исламской коалиционной партии Ирана раскритиковал министра, указав на то, что запись, попавшая в зарубежные СМИ, — это не маленькая оплошность.

Тем временем, реформисты и умеренные обвинили тех, кто подстроил утечку, в попытке сорвать предстоящие переговоры в Вене и назвали происходящее кампанией, призванной опорочить Зарифа.

Те, кто критикуют Исламскую республику, считают, что, будучи частью системы, Зариф не имеет права ее критиковать, и если у него возникли проблемы с какими-то представителями режима, он должен уйти в отставку.

Реакция Зарифа и МИД Ирана

Во вторник Зариф опубликовал короткую видеозапись в Инстаграме, не упоминая интервью напрямую. Говоря, видимо, обо всем документально-историческом проекте, он сказал: «Мы должны думать о боге и народе; мы не должны беспокоиться об истории».

Также во вторник на утекшее интервью впервые отреагировал и Роухани, распорядившись силами разведслужб найти тех, кто способствовал утечке. Правительство заявило, что запись интервью «украдена».

В МИД Ирана утекшую запись ранее охарактеризовали как «выборочную» и «вырезанную».

Министерство заявляет, что, в случая согласия вовлеченных сторон, опубликует полное интервью, которое, по данным МИД, длилось «семь часов». В министерстве подчеркнули, что Зариф высоко отзывался о Сулеймани в других, неопубликованных частях интервью.

В конце беседы интервьюер просит Зарифа сказать что-нибудь для будущего, для истории, говоря, что тот может быть будущим президентом или вице-президентом, а может, будет сидеть дома в пижаме.

В ответ Зариф предположил, что возможен еще один вариант — бывший министр в полосатой форме заключенного.

Вам нравится эта статья?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500