Каравансарай
Права человека

Восточный Афганистан: наступающие талибы окажутся рядом с притесняемым Пекином Синьцзяном

Каравансарай и AFP

image

Мужчина с флагом Талибана на афганской стороне афгано-пакистанской границы, 17 июля. [Банарас Хан/AFP]

ПЕКИН -- Пекин внимательно следит за своими западными соседями. Наступление талибов в Афганистане угрожает дестабилизацией в регионе и особенно в китайской провинции Синьцзян.

Насилие, учиненное талибами в последние недели, в том числе ограбления и сожжение домов мирных жителей, докатилось до границ Афганистана. Речь идет о трех центральноазиатских соседях — Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане, — и в связи с этим все три страны в связи с этим занимаются укреплением своих вооруженных сил.

У Китая также есть общая граница с Афганистаном протяженностью 76 км. Правда, на большой высоте и без оборудованного наземного перехода.

Однако эта граница вызывает беспокойство, поскольку пролегает вдоль Синьцзяна. Пекин опасается, что Афганистан используют в качестве плацдарма уйгурские сепаратисты.

image

Подготовка солдат Народной освободительной армии в горах Памира. Кашгар, провинция Синьцзян, Китай, 4 января. [AFP]

image

Китайский флаг позади колючей проволоки. Поселение Янгисар, к югу от Кашгара, провинция Синьцзян, Китай, 4 января. [Грег Бейкер/AFP]

Пекин в последние годы обрушил на Синьцзян серию драконовских мер, направленных на подчинение и контроль преимущественно мусульманского населения региона. Это включало заключение под стражу более миллиона уйгуров и других тюркских мусульман. Их отправили в различные лагеря «политического образования», следственные изоляторы и тюрьмы — в общей сложности не менее 400 учреждений.

Миллионы других живут в жесткой системе наблюдения и контроля.

Методы Китая, включающие насильственную стерилизацию, приравниваются к геноциду, заявляют уйгурские правозащитные группы и народные избранники из США, Великобритании и других стран.

Сначала китайский режим отрицал существование лагерей, а теперь называет их «центрами профессиональной подготовки», предназначенными для искоренения терроризма и улучшения возможностей дальнейшего трудоустройства.

Некоторыми преступлениями, совершенными китайскими властями в Синьцзяне, были особенно возмущены мусульмане во всем мире и, вне всякого сомнения, радикальные исламисты вроде талибов. Это касается, в частности, произвольного заключения под стражу более тысячи имамов и заметных религиозных деятелей в регионе, уничтожение около 16 000 мечетей и систематические изнасилования женщин-мусульманок.

«Дискомфорт по определению»

Если после полного вывода сил коалиции НАТО в Афганистане возникнет нестабильность, Китай может усилить притеснения в Синьцзяне во имя «национальной безопасности», опасаются эксперты.

Китай не переносит вакуум власти, особенно на своих границах, и поддержание стабильности после десятилетий войны в Афганистане будет первоочередной заботой Пекина.

«Риск для Китая не в том, у кого власть в Афганистане, а в постоянной нестабильности», — отметил в беседе с AFP специалист по Ближнему Востоку из шанхайского Университета международных исследований Фан Хонгда.

Эти опасения привели к тому, что Китай ведет милитаристскую политику по всему миру, что встревожило соседние страны.

У атеистических лидеров КПК и фундаменталистов талибов очень мало общего в идеологии. Тем не менее, эксперты считают, что свойственный тем и другим прагматизм может восторжествовать над явными различиями.

«Китай может иметь дело с Талибаном... но они находят религиозную повестку и мотивацию талибов дискомфортными по определению», — говорит Эндрю Смолл, автор книги «Ось Китай-Пакистан».

«Они никогда не были уверены в том, насколько Талибан готов соблюдать соглашения по таким вопросам, как предоставление убежища уйгурским боевикам».

Взаимоотношения талибов с уйгурскими боевиками уходят в историю на двадцать с лишним лет.

Особенно беспокоят Китай связи талибов с «Исламским движением Восточного Туркестана» (ИДВТ) и его наследником — Исламской партией Туркестана (ИПТ).

В частности, Пекин оправдывал свои жесткие действия в Синьцзяне существованием ИДВТ и ИПТ, хотя о сколько-нибудь заметных террористических инцидентах в регионе не сообщалось с 2017 года.

Но с точки зрения «универсальных» мер безопасности, применяемых Пекином в Синьцзяне, все уйгуры и другие тюркские мусульмане по-прежнему считаются потенциальной угрозой безопасности.

Талибан, в то же время, сохранял заметную нейтральность в вопросах плохого обращения с мусульманами в Китае. Создается впечатление, что талибы не знают или намеренно «забыли» о неопровержимых доказательствах китайских преступлений в Синьцзяне.

Талибан заботит тяжелая доля уйгуров в Синьцзяне, и они будут пытаться помогать единоверцам с помощью политического диалога с Пекином, заявил в опубликованном 8 июля интервью Wall Street Journal представитель талибов Сухаил Шахин.

«Мы не знаем деталей. Но если мы их узнаем, то продемонстрируем свою озабоченность. Если у мусульман [в Китае] существуют какие-то проблемы, мы, разумеется, побеседуем об этом с китайским правительством», — сказал он.

Публичная нейтральность заявлений талибов, вероятно, связана с надеждами группировки заручиться политической и финансовой поддержкой Пекина.

«Если какая-либо страна хочет заняться нашими шахтами, мы рады и предоставим хорошие возможности для инвестиций», — подчеркнул Шахин в другом интервью для AFP.

Действия против Китая

В отличии от мягкого тона заявлений талибов, Соединенные Штаты выступают против Пекина за его преступления против человечества.

В прошлую среду (14 июля) американский Сенат принял законопроект «О предотвращении насильственного труда уйгуров». В случае подписания, этот закон запретит импорт продукции из Синьцзяна.

«Это четкое послание Пекину и любой международной компании, получающей выгоду от принудительного труда в Синьцзяне: немедленно прекратите!», — заявил сенатор Марко Рубио.

«Мы не будем закрывать глаза на продолжающиеся преступления КПК против человечества. И мы не позволим корпорациям безнаказанно пользоваться этими ужасающими притеснениями».

США уже приняли меры против Китая из-за Синьцзяна. 6 июля госсекретарь Энтони Блинкен побеседовал в Вашингтоне с выжившими узниками лагерей.

9 июля власти США объявили о введении санкций против 14 компаний из Китая, вовлеченных в действия Китая в отношении уйгуров и других этнических меньшинств в Синьцзяне.

Кроме того, Вашингтон недавно запретил импорт материалов для солнечных батарей производства китайской компании и ввел торговые ограничения на четыре других фирмы по обвинениям в использовании принудительного труда в регионе.

8 июля парламентарии ЕС призвали организации союза и входящие в него страны пропустить Зимнюю Олимпиаду 2022 года в Пекине, если Китай «не продемонстрирует верифицируемое улучшение ситуации с правами человека в Гонконге, Синьцзян-Уйгурском регионе, Тибете, Внутренней Монголии и повсюду в Китае».

22 июня более 40 стран выразили «крайнюю обеспокоенность» на заседании Совета по правам человека ООН по поводу действий Китая в Синьцзяне.

В заявлении цитировались сообщения о пытках или жестоком, бесчеловечном, унизительном обращении или наказаниях, принудительной стерилизации, сексуальном или гендерном насилии и принудительном разлучении детей с родителями.

Выгодны ли китайские инвестиции и влияние в Центральной Азии?

Комментарии 3

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500

Вообще никопейки ненадо у них брат

ответ

Надо китайцев уничтожать или не выпускать с Китая

ответ

Да пошел этот Китай!

ответ