Каравансарай
Энергия

Инициатива Китая в области экологически чистой энергии в преддверии Олимпийских игр разрушает жизнь фермеров

Каравансарай и AFP

image

Фермер пасет овец возле солнечных батарей на склоне холма в деревне Хуанцзяо в Баодине в северной китайской провинции Хэбэй 22 октября. [Грег Бейкер/AFP]

БАОДИН, Китай -- Избитые, вынужденные покинуть свою землю, лишенные обманом денег и даже заключенные в тюрьму — китайские фермеры говорят, что они платят высокую цену, поскольку власти спешат выполнить свои амбициозные обещания по увеличению производства зеленой энергии в стране.

Китай пообещал, что предстоящие Зимние Олимпийские игры 2022 года станут первыми, которые будут использовать исключительно энергию ветра и солнца. В связи с этим, было построено множество установок для увеличения ее производства, но активисты сообщают, что обычные люди пострадали в результате захвата земель.

В деревушке недалеко от Пекина у семьи Лун, потерявшей более половины своих сельскохозяйственных угодий из-за большой солнечной электростанции по соседству, теперь так мало доходов, что приходится сжигать кукурузную шелуху и полиэтиленовые пакеты, чтобы согреться зимой.

«Нам обещали всего 1 000 юаней за каждый му земли ежегодно, пока земля находится в аренде у энергетической компании на 25 лет», — сказал фермер Лун из деревни Хуанцзяо, используя китайскую единицу измерения площади, равную примерно 667 квадратных метров.

image

Женщина печет кукурузные початки в деревне Хуанцзяо в Баодине в северной китайской провинции Хэбэй 23 октября. [Грег Бейкер/AFP]

image

Фермер пасет овец 23 октября возле ветряных турбин в деревне Цаочжуанци, Баодин, в северной провинции Китая Хэбэй. [Грег Бейкер/AFP]

«Мы можем получить в два с лишним раза больше, выращивая кукурузу на той же территории, — сказал он. — Теперь, не имея земли, мне приходится зарабатывать на жизнь поденщиком».

Китай является крупнейшим в мире производителем ветряных турбин и солнечных батарей, и зимние Олимпийские игры рассматриваются как возможность продемонстрировать экологические технологии страны в поисках глобальных рынков.

Однако претензии Китая на звание мирового лидера в области защиты климата противоречат его крупным инвестициям в угольную промышленность и эксплуатации местных и зарубежных сообществ в стремлении выглядеть «экологичным».

Угнетенные и заключенные в тюрьму

Бум зеленой энергии сделал жизнь более опасной и сложной для таких фермеров, как Лун и его сосед Пи.

Пи рассказывает, что жителей деревни вынудили подписать контракты на аренду своей земли солнечному парку, построенному State Power Investment Group (SPIC), одной из пяти крупнейших государственных энергетических компаний. Эту информацию подтверждает AFP.

Тех, кто не согласился, избила полиция, сказал он, добавив, что «некоторых отправили в больницу, а другие задержали».

После публичного протеста Пи находился в заключении 40 дней, а Лун томился в тюрьме девять месяцев за «незаконное собрание и нарушение спокойствия».

«Ситуация напоминает мафию, — говорит Пи. — Если вы выражаете недовольство, вас заставят замолчать и посадят в тюрьму».

Среднегодовой чистый доход в сельской местности в Баодине составляет около 16 800 юаней ($2 600). По словам Лонг и Пи, они больше не могут зарабатывать эту сумму.

AFP не смог подтвердить данные о том, что электричество от проекта SPIC возле Хуанцзяо будет использоваться для непосредственного электроснабжения олимпийских объектов, поскольку эта информация не находится в открытом доступе.

Компания отказалась подтверждать эту информацию по запросу AFP.

Тем не менее власти Чжанцзякоу — города, где будут проходить Олимпийские игры — заявили, что после победы в заявке на проведение Олимпиады в 2015 году этот район «с нуля превратился в крупнейшую китайскую базу возобновляемых источников энергии , не связанных с гидроэнергетикой».

Государственные субсидии ускорили строительство ветряных и солнечных электростанций в других частях Хэбэя по мере того, как Китай стремится снизить степень загрязнения воздуха в преддверии Олимпийских игр.

«Принудительные выселения, незаконный захват земель и потеря средств к существованию в связи с потерей земли» — одни из наиболее частых нарушений прав человека в области развития ветровой и солнечной энергии, говорится в заявлении Amnesty International.

«Мы ничего не получили»

В сентябре Китай объявил о строгих правилах компенсации при передаче земли для реализации экологических проектов, включая развитие зеленой энергетики.

«Наши [правила] зонирования территории также четко регулируют, какие сельскохозяйственные земли не могут быть заняты, особенно сельхозугодья», — заявила Ли Дань, генеральный секретарь комитета специалистов по возобновляемым источникам энергии, способствующего экологическому развитию.

«Это предел».

По ее словам, если сельхозугодья используются для проектов, связанных с возобновляемыми источниками энергии, должна существовать программа распределения преимуществ — например, энергоснабжение теплиц.

Тем не менее, несколько фермеров рассказали AFP, что компании отмечают сельскохозяйственные угодья как пустырь, чтобы обойти правила.

Сюй Ван, фермер из Чжанцзякоу, потерял свою землю из-за солнечной установки, построенной во время подготовки к Олимпийским играм.

«Компания сказала нам, что эта земля непригодна для возделывания, но на самом деле это все очень хорошие сельскохозяйственные земли, которые мы, фермеры, используем», — говорит Сюй.

«Они обещали дать нам 3 000 юаней [$471] за каждый му земли. Но, в конце концов, мы так ничего и не получили».

Компания Zhangjiakou Yiyuan New Energy Development, которая поставила солнечную установку в деревне Сюй, не ответила на запрос AFP о комментариях.

Инвестиции в возобновляемые источники энергии составили более половины новых проектов в рамках глобальной инфраструктуры Китая — в частности, прошлогодняя инициатива «Один пояс — один путь» (Belt and Road Initiative, BRI).

Приянка Могул из британской некоммерческой организации The Business and Human Rights Resource Center изучила влияние китайских инвестиций в возобновляемые источники энергии за рубежом. По ее словам, некоторые проектные фирмы также были обвинены в приобретении земли за рубежом сомнительными методами.

«Основной проблемой была недостаточная прозрачность в отношении оценки воздействия на окружающую среду... а также вопросы, связанные с правами на землю и и потерей средств к существованию», — говорит она.

«Коррупция невыносима»

Чтобы уменьшить конфликты при захвате сельских угодий, Пекин объявил большинство солнечных ферм проектами по борьбе с бедностью, поскольку сельские жители получают бесплатную электроэнергию от солнечных батарей, установленных на крышах их домов.

Согласно правительственным директивам от 2014 года, энергетические компании должны затем в рамках программы выкупать лишнюю электроэнергию, чтобы вывести два миллиона семей из бедности к 2020 году.

Как заявляет Национальное энергетическое управление, в прошлом году вдвое больше людей смогли воспользоваться преимуществами.

Но в Хуанцзяо, где проживает более 300 семей, солнечными батареями оснастили только две крыши. При этом жители деревни сказали, что никакой программы по установке солнечных панелей не было.

«На централизованном уровне правительство проводит хорошую политику в отношении фермеров», — говорит Пи из деревни Хуанцзяо.

«Но когда дело доходит до уровня деревни, все меняется. Коррупция на нижнем уровне невыносима».

Выгодны ли китайские инвестиции и влияние в Центральной Азии?

Комментарии 0

Правила оставления комментариев * Обязательное для заполнения поле 1500 / 1500